Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Царский Друг

 

«ЗАКОЛДОВАННЫЕ МОСКОВСКИЕ ПУТИ»

Автор:  Сергей ФОМИН

 

 

«ЗАКОЛДОВАННЫЕ МОСКОВСКИЕ ПУТИ»

Православный священник versus генерала Вермахта

Некоторые читатели моего «расследования» о Григории Ефимовиче Распутине порой упрекают меня за «излишние», как они считают, подробности об авторах того или иного высказывания о Царском Друге. Но для того, чтобы понять, говорит ли то или иное лицо правду, добросовестно заблуждается или безбожно, причем намеренно, лжет, - нужно понять, что двигало автором высказывания. А без понимания, кем этот человек был откуда пришел и чем кончил, сделать такое заключение весьма затруднительно.
Еще в пятой книге «Ложь велика, но правда больше...», в специальной главе «Mein Kampf протоиерея Востокова», мы начали повествование об одном из неуемных клеветников на Г.Е. Распутина, епископа Тобольского Варнаву и - так уж получалось - на Царскую Семью. Хронологический принцип наших книг заставил нас прервать рассказ о протоиерее Владимiре Востокове на предвоенном времени. Сейчас, работая над очередной книгой, мне пришлось вернуться к этому «герою», ибо клевета его не прекратилась и после начала войны.
Предполагая завершить в этой книге описание жизни безпокойного священника, скончавшего свои дни в 1957 г. в Сан-Франциско (США), и перебирая подобранные специально для сего случая материалы, я взялся перечитывать первую часть нечасто встречающейся ныне его брошюрки «Розы и шипы».
Прочитанная ныне, после присоединения к России Крыма и во время продолжающихся событий вокруг Новороссии, она буквально обжигала руки, заставляя многое вспомнить, вновь и вновь пытаться обдумывать прошлое и настоящее.
Именно эти причины и побудили меня опубликовать помещаемый далее текст, не дожидаясь выхода книги, ибо, как известно, дорого яичко ко Христову дню.

Сергей ФОМИН


...Нет, все-таки не зря близко знавшие протоиерея Востокова в эмиграции люди (причем принадлежавшие к монархическим кругам) отмечали, что о. Владимiр был человеком «политически довольно-таки опасным, благодаря своим крайним убеждениям, часто наивным и нежизненным. Своими убеждениями он нередко вносил разлад и внутреннюю борьбу[1].
15 февраля 1953 г., в день Сретения Господня, «священник при сиротском приюте для русско-китайских детей» при церкви Свт. Тихона Задонского в Сан-Франциско митрофорный протоиерей Владимiр Востоков написал письмо «господину президенту Американских Соединенных Штатов, победоносному генералу Двайту Айзенхауэру»[2] (здесь и далее орфография подлинника):
«Промыслом Божиим через единодушное большинство проницательных граждан всея Америки, поставленный в Мудрого Государственного Руководителя Великой Страны при Вашем доброжелательстве - и к другим народам, особенно к России [...] вседушевно приветствую Вас, как Лицо способное умиротворить смущенное человечество среди бури-грозы, зажженной на земном шаре богохульниками, сатанински-гордыми мучителями России и других захваченных ими христианских народов [...]
Когда же ныне мы прочитали Ваши справедливые, самоотверженные речи и узнали, что Вы основной момент Вашей государственной, освободительной деятельности открыли Вашим молением в христианском-пресвитерианском храме, мы радостно восклицаем:
- Слава Господу! Новый Американский Президент вступил на путь Св. Пророка Моисея. [...]
...На земном шаре четыре группы людей, знающих Христианство: 1. Православные, 2. Римские католики, 3. Протестанты, и 4. Сектанты. Все они знают красоту Христианства. [...]
...Для всего человечества [необходимо] молниеносно слиться в Братство Вселенского Святого Животворящего Непобедимого Креста Господня для Крестового похода к сердцу Православной России - Москве, ныне сатанинскому гнезду палачей Св. Руси и всех христианских народов, для уничтожения мерзостей запустения на святых местах и умиротворения всех народов, измученных дьявольскими жестокостями мiровых богохульных богоборцев.
Начать зов к сему вселенскому крестному подвигу есть - непременный долг христианских иерархов во всех христианских странах. Поддержать сей святой долг должны немедленно государственные власти всех христианских стран со своими христолюбивыми воинами [...] Милостию Божиею состоится вселенский освободительный крестовый поход...»
(До смерти Сталина оставались считанные дни. Со времени окончания войны, разорившей Россию, не прошло и восьми лет, а Америка уже грозила недавней своей «союзнице» атомными бомбардировками. Не партноменклатуры, заметим, а всё того же простого русского народа, защищавшего на ратных полях не «кремлевских вождей», а свои очаги, свою Родину.)
Под письмом подпись: «Вашего Высокопревосходительства достойнейшего Американского Президента Победоносного генерала Айзенхауэра, искренний богомолец и неизменный доброжелатель».

vostokov.jpg
Протоиерей Владимир Востоков

Так кто же, зададимся вопросом, автор этого письма? Злодей? Выживший из ума старик? Или так никогда и не пребывавший в здравом уме и твердой памяти интриган и клеветник? Ну, уж, в любом случае, не пастырь добрый...
Послание это, увы, едва ли не под копирку списано с других печально известных документов зарубежников.
«О Господе возлюбленные братья и сестры! - так обращался в своем воззвании в первый день войны с СССР архиепископ Берлинский и Германский Серафим (Ляде), из «самосвятов», к своей пастве. - Карающий меч Божественной справедливости настиг советскую власть, ее попутчиков и единомышленников. Христолюбивы Вождь Германского Народа призвал свою победоносную армию на новую борьбу, на борьбу, которой мы жаждали уже давно - на святую борьбу против борющихся против Бога, палачей и насильников, которые укрепились в Московском Кремле и из этой древней святыни распространяли яд большевизма [...] Во истину, новый крестовый поход во имя спасения народов от антихристовой власти начался. [...] Голосом того, кто в надежде на Божественную помощь призвал Германскую армию на новую борьбу и к новым победам, зовут и Вас Бог, Церковь и Отечество. Как Архипастырь Православной Церкви в Германии я поэтому также обращаюсь к Вам с призывом:
Будьте участниками новой борьбы, так как это - и Ваша борьба, продолжение той борьбы, которая была уже начата Вами в 1917 году, но трагически закончилась, главным образом вследствие предательства тех бывших Ваших союзников, которые теперь направили свое оружие против Германского Народа. [...]
Усильте Ваши молитвы Богу, Господу, Тому, Кому благочестивый Вождь Германского Народа доверил свое войско. [...]
Спасение всех, о котором говорит Адольф Гитлер в обращении к Германскому Народу, - это и Ваше спасение, исполнение Ваших многолетних стремлений и надежд.
Последняя решающая борьба началась! [...]
Берлин, 22 июня 1941 года, в День памяти всех русских Святых»[3].
И молились! Православное духовенство обязано было участвовать в ежегодном праздновании годовщины начала войны и других подобных праздников. В широком ходу была такая кощунственная листовка-молитва: «Адольф Гитлер, ты наш вождь. Имя твое наводит трепет на врагов. Да приидет третья империя твоя. И да осуществится воля твоя на земле...»[4]
Митрополит Западно-Европейских русских церквей Серафим (Лукьянов) в своем послании начала 1942 г. призывал: «Да будет благословен час и день, когда началась великая славная война с III Интернационалом. Да благословит Всевышний великого вождя германского народа, поднявшего меч на врагов Самого Бога»[5].
В дневниковой записи известного русского историка С.П. Мельгунова (29.7.1941) читаем о «воззвании митр. Серафима, призывающего Бога на борющихся с советской властью и призывающего русских вступать в эти ряды. Говорят, что ген. Гулевич от имени гвардейского корпуса сделал такое предложение. Шмелев так и говорит: с фюрером - Бог»[6].
Не «отставали» и другие находящиеся за рубежом юрисдикции. Архимандрит Иоанн (Шаховской), будущий архиепископ Американской Православной Церкви, а тогда находившийся в юрисдикции митрополита Евлогия, писал в своем воззвании «Близок час» (29.6.1941): «До каких дней желанных, под-Советской, и Зарубежной России довелось дожить. Не сегодня-завтра откроются пути свободной жизни, свободного исповедания веры Христовой, свободных слов о Боге... [...] Невозможно себе представить, сколько будет радости людям... Промысел избавляет русских людей от новой гражданской войны, призывая иноземную силу исполнить свое предназначение. Кровавая операция свержения III Интернационала поручается искусному и опытному, в науке своей, Германскому хирургу. Лечь под его хирургический нож тому, кто болен - не зазорно. У каждого народа есть свои качества и дары. [...] Иван Великий заговорит своим голосом над Москвой, и ему ответят безчисленные русские колокола... Это будет та "Пасха среди лета", о которой 100 лет тому назад, в прозрении радостного духа, пророчествовал великий святой Русской земли, преподобный Серафим. Лето пришло, близка русская Пасха»[7].
А митрополит Евлогий (Георгиевский), ушедший под Константинопольского Патриарха-масона, прямо предлагал помощь немцам: «Немецкое правительство считает нецелесообразным сохранять в Германии две юрисдикции Русской Православной Церкви, ибо, как показывает опыт дел в лютеранской церкви, одна из противоборствующих церковных группировок всегда выступает против правительства. Позволю себе преданнейше выразить решительный протест против сформулированного таким образом подозрения, которое никоим образом не соответствует действительности. Ни я лично, ни мое духовенство, как и члены вверенных мне приходов, ни разу не навлекли на себя подозрение в нелояльности по отношению к правительству Рейха. Напротив, наше духовенство всегда проявляло полное почитание и преданность правительству этой страны, которая оказала гостеприимство нам, русским беженцам; в этом духе уважения и преданности наше духовенство воспитывает и свои приходы... Я, как и все мое духовенство... охраняем нашу христианскую паству от всех лжеучений, масонства, теософии, коммунизма и всех других учений, противных учению нашей Церкви... Что касается наших приходов, находящихся в Германии, то во всех наших храмах возносятся молитвы о правительстве этой страны и о немецком народе. В 1936 году на епархиальном собрании представителей духовенства и мирян из 14 стран была выражена благодарность правительству германского Рейха за благосклонное отношение к нашим приходам и их защиту... Наконец, если правительство германского Рейха пожелает привлечь русские православные церкви к сотрудничеству в борьбе с коммунистическим безбожным движением, как и с другими движениями, работающими против христианства... то правительство Рейха найдет с нашей стороны полное согласие и поддержку»[8].
Из той же, что и письмо о. Востокова Американскому президенту «оперы» - «перлы», которые в 1967 г. выдавал на страницах официального органа зарубежной Церкви небезызвестный архимандрит Констанин (Зайцев) (орфография подлинника): «Пусть Америка жила не в той полноте Веры, в которой сохранил нас Господь. Больше, чем какое-либо иное государство христианской культуры, она печать Божию на себе все же хранила. Это в какой-то мере сказывается и сейчас. Пусть с уходом Удерживающего, коим был Православный Русский Царь, началось Отступление, ведущее к Антихристу, некие флюиды "Удерживающего" [sic!] благодатно еще осеняют свободные страны, ибо в них держится правовое государство, ограждающее свободу личности, а о государственной власти можно, не лукавя, сказать, в какой-то мере, что она от Бога поставлена - то есть, что она заведомо не служит Сатане. Под этим углом зрения еще остается Америка главенствующей силой в мiре - в частности, и в военном противустоянии овладевающему мiром Злу. [...] Вывод один. Наша благодарность как Богу за то, что Он привел нас в Свободную Америку, так и этой Исторической Америке [...] Боже, спаси Америку!»[9]
«Думаю, необходимо признать, - заметил по поводу приведенных слов один из пользователей интерета, - что т.н. "сергианство" и "анастасианство" ничем не отличаются друг от друга. Точнее, "сергианство" несоизмеримо лучше, т.к. было обусловлено необходимостью сохранения Церкви в отечестве от гонений. В случае же с РПЦЗ мы имеем прямую поддержку антироссийских и антирусских антихристианских режимов. Некогда это была поддержка гитлеровского фашизма. А позже поддержка американской гегемонии, т.е. т.н. "нового мiрового порядка"».
Духовную оценку этому хорошо ему знакомому явлению в 1962 г. дал известный православный духоносец - американец иеромонах Серафим (Роуз): «В этой внешне "нейтральной" и на вид безобидной атмосфере я различаю слишком ясно признаки духа антихриста: псевдоблагочестивую религиозность и самодовольство, поверхностный антикоммунизм, который очень легко может быть раздут в псевдорелигиозный, неофашистский "крестовый поход" с целью обезопасить мiр ради "христианской демократии", умственная и душевная безцельность существования, прикрытая личиной неясной моральности с расплывчатыми нравственными принципами и "идеализмом", действующим из самых лучших побуждений [...] ...Люди, кажется, готовы пасть ниц перед некоей великой апокалиптической фигурой, которая принесет "мир" и "братство" и главное, полное забвение Христа и понимания того, что "проблемы" наши не вне, а внутри нас, они происходят от того, что мы отвернулись от внушающего трепет Лика Божия, Который столь многого ожидает он нас и Который призвал нас в жизнь вечную, но жизнь эта будет невыносима людям, желающим лишь преуспевания в мiре сем»[10].
Но был еще и совершенно конкретный ответ русской эмиграции на письмо православного священника президенту США. Принадлежал он офицеру Русской Императорской Гвардии, участнику Великой и гражданской войн, во время второй мiровой генерал-майору Вермахта Б.А. Смысловскому.

holmston.jpg
Генерал-майор Б.А. Смысловский (Хольмстон)

Борис Алексеевич Смысловский (1897†1988), учитывая псевдоним, известный в исторической литературе, как «Хольмстон-Смысловский», происходил из потомственных дворян Киевской губернии. Сын подполковника Русской Армии и внук (по матери) командира Гвардейского корпуса, генерала от кавалерии. Капитан Русской Императорской Гвардии. Участник Великой войны. Награжден четырьмя боевыми орденами. После гражданской войны, в которой принимал непосредственное участие, находился в эмиграции. В 1928-1932 гг. проходил обучение на курсах разведчиков Рейхсвера. Впоследствии офицер Абвера. В конце войны генерал Вермахта. Вывел 1-ю Русскую национальную армию, которой командовал, в Княжество Лихтенштейн, сохранив таким образом жизни многим русским офицерам и советским военнопленным, перешедшим во время войны (часто вынужденно) на сторону Германии, а также присоединившемуся к беглецам Великому Князю Владимiру Кирилловичу. Переехав в 1948 г. в Аргентину, вплоть до 1955 г. он был советником президента Перона по терроризму. В 1966-1973 гг. приглашен советником Генерального штаба Бундесвера. Скончался в Лихтенштейне.
Сам Б.А. Смысловский, похоже, не знал о письме о. Владимiра Эйзенхауэру, как, впрочем, и сам священник об ответе генерала, хотя тот и другой тексты, несомненно, отражали мнения какой-то части эмиграции.
Следует также подчеркнуть, что «ответ генерала» - это не письмо и даже не одна какая-то определенная публикация, а мысли, рассеянные в ряде статей, опубликованных в русской заграничной прессе примерно в то же самое время, что и письмо о. Владимiра Востокова: в 1949-1952 гг.
Вот эти мысли генерала Б.А. Смысловского:
«Русский вопрос атомной бомбой сегодня, конечно, разрешить нельзя. Мы не имеем права допустить этого. Это не будет война против коммунистической идеологии, а, по всей вероятности, против нашей исторической государственности»[11].
«Русским надо быть очень острожными при столкновении с западным антисоветской, вернее, анти-коммунистической пропагандой и стараться глубоко проникнуть во всю ее сущность и правду. Надо хорошо проанализировать, где кончается анти-коммунистическая пропаганда и где начинается столкновение экономических интересов и ненависть к русскому народу»[12].
«...Войну вести англо-саксы предпочитают так же, как раньше немцы, не против Советской власти, а против русской государственности и народа. Пропаганда на Западе ничего не говорит в этом отношении и никаких ответственных заявлений до сих пор никакими ответственными государственными деятелями сделано не было. Наоборот, создание и поддержка всевозможных антирусских комитетов может только утвердить его в этом отношении. Создаются комитеты всех существующих и несуществующих народов и племен, живущих на территории СССР, и работа их направлена не столько против коммунистической идеологии, как против Единого и Неделимого в том или ином виде Государства Российского. При этих условиях русский солдат во время холодной после, в эпоху будущей огневой, воевать за свое 1000-летнее государственное образование и за свою национальную культуру безусловно будет»[13].

fom_7.jpg
Обложка книги генерала Б.А. Хольмстона-Смысловского с владельческой надписью генерал-майора А.А. фон Лампе (1885†1967), офицера Л.-Гв Семеновского полка, участника Великой и гражданской войн, в эмиграции начальника Русского общевоинского союза. Собрание музея «Наша эпоха»

«На опыте Германии мы видим, что оккупация России немыслима [...]
При Третьей мiровой положение резко изменится. Советская Россия, а, может быть, и всякая Россия является сейчас противником англо-саксонского капиталистического света.
После уничтожения Германского и Японского могущества (силы Франции и Италии были сломленные раньше) англо-саксонская раса стоит перед великим историческим соблазном уничтожения русского могущества, т.е. не коммунистической власти, а самой России.
На примерах Германии мы видим, как пропаганда мiра неудержимо обманывает народы. В Первую мiровую она говорила, что война ведется против Императора Вильгельма Второго, но не германского народа, а окончилась Версальским миром, по которому от Германии были отобраны все колонии и все, что можно было, по тогдашнему времени, отобрать на Западе - в пользу Франции, а на Востоке - в пользу новообразованной Польши. Во время Второй мiровой та же пропаганда уверяла, что война ведется только против Гитлера и его партии, но не против германского народа, а окончилась полным уничтожением самостоятельного государственного существования Германии.
В Третьей мiровой войне русский народ окажется один лицом к лицу с англо-саксами.
Надо было бы в данном случае вспомнить слова, сказанные маршалом Пилсудским социалистам в ответ на обвинение его в изменен партии. Он сказал: "Я был социалистом и ехал с вами в одном международном поезде, но я слез на той станции, которая называется Польша".
Мы, русские националисты, не имеем права сесть в тот международный поезд, который не захочет остановиться на станции, имя которой - Великая Россия. Мы должны проникать во всевозможные учреждения Запада, разъяснять, пропагандировать и требовать соответствующих гарантий. Мы должны стоять на страже интересов Российского Государства. Западу нужно разъяснить, что война против русских и не моральна и безнадежна.
Русская военная история знает много блестящих побед и страшных поражений, но русская психология не знает окончательного исторического поражения.
Татарское иго кончилось уничтожением монгольской империи. За взятие Москвы поляками мы ответили штурмом Варшавы. За поражение под Нарвой - разгромом шведов под Полтавой. За взятие Москвы Наполеоном - торжественным вступлением в Париж. За уничтожение Сталинграда - руинами Берлина.
Протяните Русскому народу руку, памятуя о том, что по московским заколдованным путям безнаказанно не ходят!»[14]
Моральная слабость Запада, явная теперь, была видна еще и тогда - в самом начале 1950-х. По мнению генерала Смысловского, его идеология зиждилась исключительно на культе «сытого желудка», подкрепляемая, в лучшем случае, «этикой западного христианства»[15], между которой и Русским Православием пролегает непреодолимая пропасть.
«...Оба раза белые и немцы проиграли войну, ибо воевали против воли народов России. Белые не поняли психологию революции, а немцы не считались с психологией Великой Нации. А вот сейчас, по-видимому, правительство США собирается поистине с американским размахом повторить обе ошибки сразу, ошибки белых и германцев. Вашингтон предполагает воевать одновременно и против Советской власти и против народов России. До такого решения "русского вопроса" могла додуматься только "атомная технология"»[16].
«Мы верим, что наша [Русская] мiровая миссия будет выполнена до конца. Мы ничего не требуем от народов Запада, как только справедливого отношения к нам. Мерьте ценность нашей жизни той же мерой, какой вы измеряете ценность своей крови. Не готовьте многострадальному русскому народу атомного избиения и не собирайтесь в поход со стопроцентной программой Розенберга. Не повторяйте ошибок Германии. Не подготовляйте хирургической операции над государственным телом России, ибо нам хирургов не надо. Атомного избиения мы не заслужили. Слишком много мы страдали и, будьте справедливы, слишком много и часто лилась русская кровь во имя вашего Запада - спасения и благополучия. Если не знаете, что делать, спросите нас, но будьте моральны, а если и этого не хотите, то по крайней мере будьте умно эгоистичны. История последних столетий должна была вас научить, что без Великой Единой и Неделимой России нет и не может быть справедливого и прочного мира, не может быть политического равновесия и экономического благополучия. Россия не государство, а континент. Здоровая и счастливая, она принесет пользу и вам. Больная - она заразит и вас. Падая в пропасть, она потянет и вас за собою»[17].
Такими вот мыслями, в самом начале 1950-х, обменялись два русских эмигранта. Православный священник, горячо поддерживаемый в своей оголтелой, насквозь лживой антираспутинской камании такими знаковыми людьми, как потомок известной московской славянофильской семьи А.Д. Самарин и настоятельница «Обители милосердия» Великая Княгиня Елизавета Феодоровна. И сотрудник абвера, генерал Вермахта, советник Бундесвера...

 

Примечания:                                                                                                                                                              [1] Граф Г.К. На службе Императорскому Дому России. 1917-1941. Воспоминания. СПб. 2004. С. 129.
[2] Митрофорный протоиерей В. Востоков. Розы и шипы. Ч. 1. Сан-Франциско. 1953. С. 44-49.
[3] Никитин А.К. Нацистский режим и русская православная община в Германии (1933-1945). М. 1998. С. 401-404. Со ссылкой на: РГВА. Ф. 1470. Оп. 2. Е. х. 5. Л. 306.
[4] Шкаровский М.В. Политика нацистской Германии по отношению к Русской Православной Церкви в 1941 - 1945 гг. // Церковно-исторический вестник. № 2-3. М. 1999. С. 276-277.
[5] Церковная жизнь. 1942. № 1. С. 10.
[6] Исторический архив. 1999. № 5. С. 134.
[7] Новое слово. Берлин. 1941. 29 июня.
[8] Назаров М.В. Меньшее зло? Русская Зарубежная Церковь в годы «второй гражданской войны» // Родина. М. 1997. № 11. С. 75.
[9] Архимандрит Константин (Зайцев). Есть ли нам за что «благодарить» - и как? // Православная Русь. Джорданвилль. 1967. № 22 (879). 15/28 ноября. С. 2-3.
[10] Иеросхимонах Серафим (Роуз). Царствие Небесное. М. 1999. С. 96-97.
[11] Генерал Хольмстон-Смысловский. Избранные статьи и речи. Буэнос-Айрес. 1953. С. 26.
[12] Там же.
[13] Там же. С. 44-45.
[14] Там же. С. 27-28.
[15] Там же. С. 55.
[16] Там же. С. 224.
[17] Там же. С. 75-76.


скачать


Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати