Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

СОВРЕМЕННАЯ ПОЭЗИЯ

 

Стихи

Автор: М.П. Кудрявцев

Наша Эпоха

 

 

 

      Михаил Петрович Кудрявцев (12 августа 1938 - 2 февраля 1993) - историк русской архитектуры и градостроительства, активный деятель Всесоюзного Общества Охраны Памятников Истории и Культуры (ВООПИиК) и русского патриотического движения 60-80-х годов.

      В 1956 г. М. П. Кудрявцев окончил среднюю школу № 19, размещавшуюся тогда в здании бывшего Мариинского училища на Софийской набережной, в 1962 г. - Московский архитектурный институт. Работал в Мособлпроекте, затем в Институте Генплана города Москвы. С середине 60-х годов совместно с  Г. Я. Мокеевым разрабатывал теорию «веерно-ветвистой» планировки исторической Москвы.

      В начале 70-х М. П. Кудрявцев ушел из Института Генплана, где вся работа неизменно строилась на «радиально-кольцевой» доктрине планировки столицы, провозглашённой после революции. Более 15 лет работал в Центральном институте теории и истории архитектуры (ЦНИИТАГ), где вместе с супругой, Татьяной Николаевной Кудрявцевой, участвовал в разработке важнейших разделов капитального издания «Русское градостроительное искусство». (М., Стройиздат). Написал главу «Русское храмовое зодчество» для книги «Русская Православная Церковь» (М., Изд-во Московской патриархии, 1980).

      В 1981 году М.П. Кудрявцев защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата архитектуры по теме «Москва XVII века. Анализ градостроительной композиции». Научная работа была великолепно проиллюстрирована акварельными реконструкциями, выполненными автором.

      М. П. Кудрявцев создал теорию «огневидных храмов», объясняющую символический смысл завершения русских церквей. В своих трудах он освещал вопросы символики древнерусской архитектуры храмов, жилища, предметов быта в аспекте высокодуховной жизни Руси. В соавторстве с  Г. Я. Мокеевым выпустил книгу «Каменная летопись Москвы» (М., Современник, 1985).

      С 1987 года М. П. Кудрявцев возглавлял сектор русского градостроительства и архитектуры в Центре древнерусского искусства им. Андрея Рублева. В 1983-1985 прочитал факультативный курс древнерусской символики в Московских духовных школах, в Сергиевом Посаде.

      Последней и важнейшей работой М. П. Кудрявцева является монография «Москва -  Третий Рим» (М., Сол Систем, 1994; опубликована посмертно), посвященная планировочному развитию древней столицы, ее символике как образа Небесного Града Горнего Иерусалима и как комплекса памятников русской воинской славы.

      Михаил Петрович Кудрявцев всю свою жизнь посвятил спасению памятников архитектуры от сноса, боролся против поворота северных рек, сохранял и реставрировал иконы, которые потом передавал в православные храмы, помогал воскрешать приходы. Отпевали его в церкви Большого Вознесения у Никитских ворот, для возрождения которой он так много сделал.

      На сайте публикуются произведения  из посмертно изданной книги стихов «Скиния». В них, как и во всех трудах М. П. Кудрявцева, запечатлено живое ощущение святыни и древности. Художник, поэт с удивительной свободой и смелостью восстанавливает порушенную связь времен, творческой интуицией охватывает все слои истории и обретает Святую Русь, поклоняющуюся Кресту Господню и славящую Воскресение Христово.

      Редакция выражает глубокую признательность Татьяне Николаевне Кудрявцевой за любезное разрешение разместить на сайте избранные  стихи и графические работы М. П. Кудрявцева.   

 

kud01.jpg


 

СКИНIЯ

 

...Глаза твои

увидят Иерусалим,

жилище мирное,

непоколебимую Скинию;

столпы Ее никогда

не исторгнутся,

и ни одна вервь Ее

не прервется.

(Ис. 33:20)

                    * * *

 

Троицы чистое Древо,

         белоствольное Древо России,

Дай прислониться к Тебе,

         прикоснуться к багряным листам...

 

Пусть отцветет, опадет,

        отлетит золотистое пламя,

Пусть бахромой ковров

        ляжет на Русском пути,

Господа Волей Святой

       встанут родные скрижали,

Им вдохновенной строкой

       даже Осени вдруг процвести...

 

Вновь по полям, по долам

       разнесет лепестки буйный ветер,

Вновь по закрайкам лугов

       станут блекнуть цвета от цветов. -

Полным и сладким трудом

       помолюсь Божества многоцветью

И седмеричным ковшом

       зачерпну безконечность Плодов.

1982-1984

 

        ИЗ ЦИКЛА «ВРЕМЕНА ГОДА»

 

                    ЗИМА

                   (Невеста)

 

Не потревожу, пока не отмолит февраль,

Белоснежных снегов покрывало.

Не разморожу горячей ладонью

След на стекле ледяном... -

 

Ведь заметали, как часто уже заметали

Белые звезды снежинок

Следы мои в дальние-дальние дали

Ушедших шуршащих шагов...

 

Ах, как торжественно белых сугробов дыханье:

То чуть сметет, то опять увенчает покой...

А за морозным, узорным окном

                      сердце молит узреть ожиданье

Девичьих снов, несказанных, несказанных слов.

 

А над полями со свистом поземка кружится.

Путь мой всё стелет и стелет

                       фатой безконечной метель.

Слышится топот вдали -

                       то летит, то летит колесница

Самых горячих серебряных скифских коней!

 

Пусть свистит, завывает метель -

                        - перейму я судьбу-колесницу!

Скифские кони, родные, держитесь -

                        - вами царская правит рука!

К Божьему Храму домчим золотую невесту - Царицу.

С нею пойду под венец по алмазным

                        по снежным коврам.

                                                                            1982

 

 

                            ПАСХА

 

Растрезвонили птахи Весну,

Растревожили ветры Моря.

Строгий пост подарил Тишину,

И Пасхальная встала Заря!

 

Раззвонила Заутреню звонница,

Разлилось не от мира Тепло -

Это Феникса - Ясного Солнца

Золотое взмахнуло Крыло!

                                                                                1983

 

ИЗ ЦИКЛА «ГОРОДА»

 

* * *

 

Люди

Забыли след -

Недвижны дороги

Тысячи лет.

 

Руны

Под лесом у Лоухи -

Медные струны -

Лесные шорохи.

 

Сечи

На поле ковыльном...

В храмах свечи

Молитвой застыли, -

 

Жгут

Печаль-горюшко русское:

Полон сосуд,

Да горлышко узкое.

 

ПСКОВ

 

Руины древних псковских стен,

Развалины героя-Крома -

Всё, что осталось нам в удел

От Троицы святого Дома.

 

Собора древнего уж нет.

Над крышами посадов псковских

Столицы Русской монумент -

Стоит огромный храм московский.

 

Затих и псковский ясный звон.

Не видно шлемов глав и башен.

Над древним храмом - бастион,

И вместо кладбищ - пашни, пашни...

 

Твердыня Пскова! Ты звала

На вече, на труды, на сечи...

Одна Москва тебя взяла

И, как всегда, взяла навечно.

 

                                                         1985

 

                    УГЛИЧ

                                     Володе Басову, другу и воину -

                                     соратнику, прекрасной родной душе.

 

Великий город, мученик великий!

Не счесть имен, ушедших в небеса...

Огнево поле - ангельское вершиной

Твой Царский утвердило вечный сан.

 

Краса печальная - ты тихий плач России:

Курганы, братские могилы на холмах, -

И в небе ласковом - кресты простые,

И плачет Волга в тесных берегах...

 

Но кто воздвигнет снова твои стены?

Кто башни утвердит по всем углам? -

Несовершенны нынешних «свершенья»...

А вдруг теперь помогут предки нам?!

 

Ах, память, память! - Каждый камень слышен

В твоих глубоких, тайных закромах...

И благовеста звон на площадях возвышен -

Звучит в боях, в ушедших именах.

                                                               Весна 1985

kud02.jpg


 

 

ГОСПОДИ! - СЛАВА ТЕБЕ!

 

По Руси - Неземная Краса

Над морями и над стогами...

 

А в Москве, словно Красные паруса,

Корабли с Золотыми Крестами.

 

Купола - словно Огненный строй,

Грозный звон колокольного пения...

Помню Острова образ святой,

Помню Радонежа благословение.

 

Это - крепости древней Москвы -

Путь на Север и Юга граница.

Это Книги Животной Руси,

Невместимая Божья страница.

 

                ИЗ ЦИКЛА «ГОСПОДУ»

 

                        * * *

Языки поземки

В белом поле, -

Как мазки картины

О России -

Языки морозного костра.

 

А околица,

Она доколе?

Долго ль тянется

И значит что:

Очи лиц? Иль око у лица?

 

А ответ чуть дальше,

В белом поле -

То картина полная

России:

Белый храм на белом небосклоне.

                                                              1983-84

 

 

                               ВРЕМЯ

 

Только руины остались,

Звуки имен только...

Прошлое, чем ты так сладко?

Прошлое, чем ты так горько?

 

Время наполнит погосты,

Время затеплит костры,

Время на память просто

Оставит кресты.

                                                                    1982

 

                              * * *

 

Протянут пожнями пожары,

Чуть опалив бока стогов,

И в храме звезд псаломщик старый

Откроет свой молитвослов.

 

Безплотный глас в безплотном хоре

Заполнил купол, и луна

На глади неба, глади моря

Свечу вселенскую зажгла.

                                                                    1983

 

                                 * * *

Что осталось на нивах просторных,

Что не срезал бы серп Жнеца?

Что осталось забытым у дом,

У порога родного крыльца?

 

Знаю, хочется той Жар-птице

Песни красные красно петь.

А душе неохота томиться -

Ей бы к Богу лететь, лететь!

 

Всколоситься, зерном налиться,

Золотым пропитаться вином

И на поле Жнецом не забыться,

Не срониться перед крыльцом.

 

ЗОЛОТАЯ ПОЛОСА ЗАКАТА

 

Слава Тебе, Господи, Даровавшему

Мне увидеть полосу заката,

Слава Тебе, Милосердному,

Что услышал я рокот моря.

Слава Тебе, Преблагому,

Что любить меня Ты сподобил

Глас Твой - Грохот Великого Моря!

В этом грохоте, в грозном прибое

Я услышал речи молитвы.

В золотой полосе заката

Чистоты я увидел пояс -

Монастырских стен ожерелье...

                                                        1983

 

                     * * *

 

Только звезды и белое поле.

Только мир мерцает,

В свете Полярной звезды,

В млечном покое

Белые храмы стоят под крестами,

И тихо ступают

Белые кони.

 

Только свечи и чистый пергамент.

Только шепот молитвы

Во свете теплых лампад.

В сводчатой келье

В мир безконечный двери открыты.

И в строки ложатся

Слова откровений.

 

 

                     * * *

                                      А. С. Пушкину

 

Я плыву на лодке старенькой

По серебряному савану.

Хорошо скорлупке маленькой

Среди моря-океана.

 

За Великим Буян-каменем,

За Сокольим буйным островом,

За Сенной губой медвяною

Выплывает город-остров. -

 

То - шеломами увенчан

И Христом Преображенный,

Осенен Покровом вечным,

Кижский остров мой безсонный.

 

Тридцать три Христовых лета,

Тридцать три Богатыря,

Вознесясь над белым светом,

В небе Северном горят.

                                           1963-1984

kud03.jpg

 

                  ИЗ ЦИКЛА «СОКОЛЫ»

 

                         * * *

 

В последний бой Россия-мать зовет, -

Уж впереди в молниевидных латах

Взлетело в свой стремительный полет

Златое войско Соколов крылатых.

 

                         СОКОЛЫ

 

Здесь сложили крылья Соколы,

Скрыла Соколов стена... -

В башни гулко бьется колокол,

Поминая имена...

 

Отзвенели в жарких сечах

Громы сшибленных щитов,

По кольчугам, по оплечьям

Заклинания клинков.

 

Земля Войском опоясана:

Слева - батька Святогор,

Справа - сам Илья прекрасный,

Посреди - Златой Орел!

 

Сколько бито вражьих ратей!

Сколько ставлено церквей,

Чтоб оплакать милых братьев,

Чтобы утешить матерей...

 

Здесь деревья - не деревья -

Хоры плачущих невест:

Сокол, Сокол! Где ты, Сокол!

Долети до милых мест!

 

В свое лоно принимала,

Отпевала по кремлям,

Соколиной грудью стала

Соколиная Земля...

 

Вечно живы наши Соколы -

Обняла страну стена... -

В душу, в сердце бьется колокол,

Поминая имена...

 

Сыну посвящаю - Отец.

                                          21 марта 1985 г.

 

 

             ВОИН

 

Я не добрался до родимого порога,

Не смог калитку я захлопнуть за собой,

Я Родине прекрасной и убогой

Не поклонился, идя стороной,

 

И это - не страданья покаянья:

О Родина, я был в чужом краю.

Там, на горах незнаемых сражаясь,

Тебе отдал до капли жизнь свою.

 

kud04.jpg

 

 

 

                         ЗОВ

          В ночь нагулялись, напелись грозовые сполохи.

          Над Белоозером снова лишь Солнце одно.

          Скифы, Арилане, Арцы, Фракийцы, Сколоты,

          Родина древняя вас заждалася давно.

Здесь уж теряются тропы последние наши,

Что сберегала Великая Русь сыновьям.

Нету земли той суровой ни чище, ни краше,

Но одиноко к святым припадаю камням.

          Пали часовни, крапива растет по погостам,

          Кровли во мху и заржавел оставленный плуг,

          Стог золотой прислонился к огромным березам,

          Рядом с рекой зарастает осинами луг.

Родина-мать, это ты без детей постарела -

Где они? - В Азии, Африке, дымных чужих городах?

Руки всё помнят детей, но сама ты давно поседела,

Глядя, как травы растут на сыновних, дочерних путях...

          Слышу торжественный гром, слышу звон долгожданный.

          Ратей Небесных стремительный слышу полет.

          Здесь наша сила, здесь доблести остров желанный -

          Балты, Славяне, вас Родина ваша зовет!

В сердце моем зазвучали, как яростный звон, -

Звуки родимых имен, словно гром белозерской волны:

Хетты, Мидийцы, Этруски, Венеды - безстрашных колонн

Ваших сынов помню сполох доспехов златых.

           Соколы, братья, коней поскорей выводите,

           Пусть содрогнется земля от желанного войска скорей!

           Воины, пахари, Скифы родные, скачите -

          Я здесь тоскую по топоту ваших коней.

 

                                                       Белоозеро-Шола, август 1985 г.

 

                          ЗНАМЯ

Милая сестрица,

Долго ль будешь ткати?

Что ты будешь шити?

И чем вышивати?

                        Милые вы братья,

                        Долго буду ткать я,

                        Шити стану платьи,

                        Узором вышивати.  

Милая сестрица,

Наша мастерица.

Надо нам проститца -

С ворогом сразитца:

Ехать на границу -

Во чистое поле.

                          Милые вы братья,

                          Биться - не резвиться.

                          Молвите сестрице,

                          Надобно ли биться:

                          Что задумал ворог,

                          Надобно что татям?

Милая сестрица,

Наша мастерица!

Хочет враг узоров,

Платьев твоих новых,

И саму забрати

Захотели тати.

                          Милые вы братья,

                          Вы врагу отдайте

                          Все узоры-платья

                          И меня отдайте, -

                          Только бы мне знати,

                          Что вы живы, братья!

Милая сестрица,

Наша голубица!

Как мы можем жити,

По земле ходити,

Если ты в неволе,

В тесной вражьей доле?

                           Милые вы братья,

                           Может нам умчаться

                           На конях далеко

                           С нашего порога -

                           Не узнают тати,

                           Где мы скрылись, братья!

Милая сестрица,

Как же нам оставить

Терем свой родимый,

Все поля и нивы,

Как нам храм оставить,

Дедовы могилы?

                             Милые вы братья,

                             Острый меч мне дайте, -

                             С вами я помчуся,

                             С ворогом сражуся -

                             Одолеем, братья,

                             Татей всех напасти!

Милая сестрица,

Битца ли девице,

Если могут братья

Одолети татей? -

Лучше сшей нам Знамя -

Золотое Пламя!

                             Милые вы братья,

                             Мне не надо платьев, -

                            Я сошью вам Знамя -

                             Золотое Пламя, -

                             Там в стежечке каждом -

                             Жаркую молитву!

Милая сестрица,

Наша мастерица!

Нам на стяге вышей,

Что всего нам выше -

                              Золотое Слово,

                              Что врагу погибель, -

                              Воинскую Силу -

                              Вечную Победу.

 

                   ЗАВЕТ

Топите вражеские корабли

С любого цвета парусами.

И перед битвой облачайтесь сами

В одежды белые родной Земли.

 

     Не бойтесь смерти, сыновья,

     Войну считайте за потеху,

     Одну в душе храня утеху -

     Свободна Русская Земля!

 

Не слушайте оставшихся в живых,

В сердцах которых нет тоски по битве,

Внемлите сохранившим жар молитвы,

Огонь Небесных Сил в очах стальных.

 

      Один завет: храните свято честь,

      Храните предков дух былинный

      И на врагов летите стаей соколиной,

      Неся им смерть и презирая смерть.

 

Топите вражеские корабли!

На небесах, на суше и на море

Явитесь, Соколы, как знамя Божьей Воли

Во славу Обновившейся Земли!

 

kud05.jpg

 

 

                ИЗ ЦИКЛА «СКИНИЯ»

 

                      * * *

 

Сколько путей можно было пройти -

                                                         перечесть ли?

Только один силой Всевышнего

                                                         истиной стал:

Он Крестом пересек все просторы

                                                         и воды Отчизны

И средь сборов Кремлевских

                                                         дивный Алтарь основал.

 

Может быть тихо заметишь,

                                                  что взгляд мой всегда за снегами,

Молча сковавшими дали

                                                  безкрайних морей,

И на моей бороде поседевшей

                                                   давно уж не тают

Звезды белого снега -

                                                   звезды российских полей...

 

 

                  ВЕНЕЦ

 

Трава! Ох! Отрава!

Золотая от Солнца трава:

Ливнем летним литая,

Сухим ветром суха.

 

Тайны твоих посиделок

И полежалок - стога:

Вечно-венечное сделав,

Вянет цвет твой у нас на глазах.

 

Ты во снах спишь и видишь

Вечно жертвенный сон:

Цвет, взнесенный к Всевышнему,

В Венец заплетен.

 

Вянет, вянет Венок,

Золотая от Солнца трава.

Но твой миг, твой зарок

С сухим ветром уходит в века.

 

                                                     23 августа 1988

 

                  СКИНIЯ 

 

Скиталец я.

В скиту моей души

Давно покров

Для Скинии расшит.

 

Она - златая

Предков похвала.

Как их вела,

Так и меня звала:

Неси меня за предков чередой,

Пока душе не обретешь Покой.

 

Вот Скиния моя

Среди Земли:

К ней рода моего

Сошлися корабли.

Вдруг на причале чайки прокричали:

За нами! - до Почайны мы домчим!

 

А дальше - от Почайны

До Печер.

В подземных сводах

Там поет Небесный хор.

Но вновь скитальца Скиния зовет

В далекий скит средь северных озер.

 

Сливается вода ручьями

И реками,

Озерами и синими

Морями.

А души тихими речами и очами,

Любовью светлою и дивными церквами.

 

И весь я полон,

Полонен

Твоей душою

Неземною,

Ее Небесной красотою

И красотой Твоей земной.

 

Осталось - до конца с Творцом идти в пути,

В скиту у Скинии покой душе найти.

 

kud06.jpg

 

 

БЛАГОСЛОВЕННО ЦАРСТВО

 

      Каждый раз, входя в храм Божий, как бы далек от нужного мне тихого и светлого состояния души не был я, как ни измучен мирской суетой и трудами, преображаюсь и, как молнией,  мгновенно весь освещаюсь в тот миг, когда раздается из алтаря вдохновенный голос иерея, начинающий Божественную литургию:

      - Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа

      ныне, и присно, и во веки веков!

      А хор от земли в поднебесье взвивается  на едином дыхании ясно и мощно:

      - Аминь!

      И дальше я - в храме, и нет ни усталости, ни лишних мыслей, и уходят заботы, а в душе - свет, тишина и молитва...

      Вспомни, брат мой, оглянись на века, давно ушедшие в небо душами предков наших и святыми молитвами. Каждый день тех веков благодарно и свято в городах и селах, наполненных храмами, разносился и взмывал ввысь со взликовавшими стаями голубей истинный зов духовный:

      - Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа

      ныне, и присно, и во веки веков!

      И навстречу омытому  росами Солнцу, перекрывая все шумы природы, ликовало:

      - Аминь!

      И сильнее становился Росс, и тверже была рука, чище взгляд и яснее дела.

      В годину же черных пожарищ, когда кровью багровели небо и воды, и огромное закатное солнце расплывалось от горизонта до горизонта, в утро, узнанное лишь по внушению Ангелов, всё равно слышал вновь и вновь Господь и, молясь за нас, Пречистая Его Матерь, что помощью Его и Ее живы русичи, что выдержит верное русское сердце любые огни и мечи, и нету воистину силы у зла, которая может уничтожить великий призыв России:  

      - Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа

      ныне, и присно, и во веки веков!

      И голоса живых сливались с голосами совершивших свой путь на поле брани и победно взлетали опять в небеса, рассеивая черные тучи бронзовым звоном:

      - Аминь!

      И пусть изгонят нас силы зла. Пусть напившаяся допьяна праведной крови блудница в безсильной ярости своей истопчет и разрушит хрупкий мир наш...

      - Верю,

      до самого последнего дня в трудах, посте и молитве жить Руси Православной. И когда мир зла пожрет сам себя и утонет в пучине огня, возгласит в день последний этого мира живой иерей русский, осеня себя истово широким знамением крестным:

      - Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа

      ныне, и присно, и во веки веков!

      И вместе с последним оставшимся хором России Ангелы и Праведники, и все, помнившие и любившие Господа Творца своего, дивным пением воспоют свой возглас ответный:

      - Аминь!

1976

kud07.jpg

 

назад вперед

Вернуться к списку материалов »

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати