Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Христианские государи

 

КОРОЛЬ ХЛОДВИГ

Автор:  Н.А. ГАНИНА

 

 

КОРОЛЬ ХЛОДВИГ

Король Хлодвиг (ок. 466 - 511) не имел в истории прозвания «Великий», но, безусловно, его заслуживает. Имя Hlodowig (Hludewig), ставшее излюбленным династическим именем германской и романской Европы (от Людовика Благочестивого и его потомков до целого ряда знаменитых Людовиков, королей Франции, и баварских королей из рода Виттельсбахов), означает «Громкий бой»1. Величайшее деяние Хлодвига - его крещение 25 декабря 498 г. В отличие от Теодориха Великого и вестготских королей V - середины VI в., бывших арианами, Хлодвиг принял православие. Тем самым он стал естественным союзником Византии и оплотом православия на Западе. В этом огромная заслуга жены Хлодвига, королевы Хродехильды (Клотильды), смело исповедавшей Христа, крестившей своих детей и обратившей мужа в правую веру.
Хлодвиг принадлежит к династии Меровингов и является самым известным ее представителем. Меровинги - франкский королевский род, обладавший богатой и развитой мифологией власти. Легендарным родоначальником династии был Меровей (Меровех, Меровиг), чье имя означает «Славный бой» или «Морской бой». По преданию, королева - будущая мать Меровея родила его от морского чудовища, овладевшего ею во время купания. Потому у Меровея на спине была щетина, как у вепря2. Это предание можно сопоставить с мифом о Ретре - святилище древних славян. В Ретре было священное озеро, из которого, по поверью, раз в год появлялся огромный вепрь и даровал стране плодородие и процветание. Вепрь (кабан) - индоевропейский символ плодородия, ставший у древних германцев воинским символом. Вождя, князя в древнескандинавской традиции называли «вепрем» (др.-исл. jöfurr). Вепрь - тотемный символ лангобардов (племени, вышедшего из Скандинавии и достигшего Италии), прародителями которых считались братья Ибор (ср. др.-верх.-нем. ebur ‘вепрь') и Агио3.

kl_01.jpg

Крещение короля Хлодвига


Символом власти короля из династии Меровингов были длинные волосы, которых нельзя было стричь. Это представление, отнюдь не обязательное для всех древних германцев (например, готы, включая самого Теодориха Великого, стриглись «под пажа») - реликт глубочайшей индоевропейской древности4. Острижение волос означало отрешение от власти. Так, королева Хродехильда (Клотильда), которую поставили перед выбором - ножницы или меч для ее внуков, взятых в плен - выбрала последнее. Убитого отпрыска династии Меровингов опознавали по длинным волосам. Меровинг Хлодоальд (впоследствии известный как святой Клод), отказавшись от власти, остриг волосы. И наконец, Пипин Короткий (отец Карла Великого) остриг последнего короля из династии Меровингов - Хильдерика Третьего.
Предметным символом - эмблемой династии Меровингов были золотые пчелы, усыпанные гранатами. Золото и гранаты - обычный для эпохи Великого переселения народов стиль клуазоне. «Эпохой золота и крови» назвал Великое переселение народов петербургский археолог М. Б. Щукин5. Глиняные или костяные фигурки пчел (археологи иногда неточно называют их «цикадами») находят в погребениях знатных франков и тюрингов. Пчела была языческим символом безсмертия (возможно, переселения душ), вечной жизни. «Женами победы» (др.-англ. sigewif) в древнегерманской традиции именуют и валькирий, и пчел. «Классическое» представление германцев-язычников о вечной жизни - вечный пир павших героев (др.-исл. einherjar) в Валгалле у Одина. Однако в эддическом цикле песней о Хельги, убийце Хундинга, между прочим, встречаем такое пояснение: «Говорят, что Хельги и Свава родились вновь» (др.-исл. endrborinn ‘вновь рожденный'). В мифологии знатного рода представление о новом рождении и вечности (тождественности) вождя-героя, безусловно, должно было иметь больший вес, нежели идея о посмертном пребывании в ином мире. Ср. здесь древнескандинавское имя Óláfr < Anleifr ‘предком оставленное' или даже ‘предок остается' (по толкованию выдающегося германиста Отто Хёфлера).
По справедливому указанию В. И. Карпеца6, Наполеон не случайно узурпировал в качестве эмблемы именно пчел Меровингов, а не какой-либо символ последующих династий. Меровинги были и остаются как для древней Франкии, так и для нынешней Франции первым и уникальным королевским родом. Короли, обладающие королевским счастьем (др.-верх.-нем. heil, др.-исл. heill), короли, отмеченные особыми знаками, короли-целители. В ретроспективе - индоевропейский священный царь, в перспективе - святой благоверный царь.
Отцом Хлодвига был король Хильдерик, сын Меровея (правил ок. 457-458 - 481-482 гг.). Именно в его могиле в Турне были найдены меровингские ало-золотые пчелы и золотой перстень с именем короля и его изображением (разумеется, с длинными волосами). Матерью Хлодвига была королева тюрингов Базина, дочь короля тюрингов Базина и саксонки Базины. По преданию, Базина-младшая бежала из Тюрингии в римскую Галлию и вышла за Хильдерика как «самого могущественного мужа в мире». Изящную серебряную ложечку с именем «Basina» и крестом я видела на выставке «Эпоха Меровингов. Европа без границ» в Музее изобразительных искусств имени Пушкина в Москве в 2007 году... Иногда время отступает. Для того, чтобы представлять себе контекст эпохи, следует упомянуть, что сестра Хлодвига, Аудефледа, вышла замуж за Теодориха Великого, остготского короля из династии Амалов.
Многое из того, что было сделано Хлодвигом, впоследствии было приписано Карлу Великому из рода Пипинидов7. Так, первая унификация законов была проведена именно Хлодвигом («Правды» франков на латыни), и именно к завоеваниям великого Хлодвига восходит империя Карла Великого, которого ныне на Западе иногда объявляют «творцом единой Европы». Впрочем, что говорить об исторической памяти, если те же предполагаемые почитатели Карла начинают свой рассказ о нем словами: «О роде Карла известно мало...»8 А как же мать Карла, Бертрада Большая Нога? А где же прадед Карла, Пипин Геристальский и дед, Карл Мартелл, победитель арабов в битве при Пуатье? Да и с «единой Европой» по Карлу не всё ясно, если вспомнить, что именно Карл провел государственное переселение бунтовщиков-саксов с конфискацией земель и имущества - первую депортацию в Западной Европе 9...

kl_02.jpg

Пчелы Меровингов


Однако деяния Карла - предмет для отдельного обсуждения. Он был местночтимым святым в Западной Европе еще до 1054 г. Как правитель и личность он превышает историческую «матрицу» Пипинидов. Не случайно его имя дает слово «король» в славянских языках и династическое имя Магнус (от «Carolus Magnus») в Скандинавии, и не случайно Карл - идеальный король в старофранцузском эпосе. Говоря же здесь о Хлодвиге, следует обратиться к «Истории франков» Григория Турского. Григорий, епископ Тура (в миру Георгий Флоренций, потомок знатного галло-римского рода; 30 ноября 538 или 539 г. - ноябрь 593 или 594 г.)10 был сторонником короля Сигиберта, мужа королевы Брунгильды11, предательски убитого в ходе распри братьев-королей. Между кончиной Хлодвига и рождением самого известного историка эпохи Меровингов лежит менее 30 лет. Но это не значит, что Григорий Турский излагает лишь те факты, которые видел сам или почерпнул от прямых сподвижников Хлодвига. Правда эпохи была синкретической, и устное предание составляло существенный и даже сущностный ее компонент. Так, некоторые важные предания о Меровингах, не отраженные у Григория, донесены в хронике Фредегара12. Но наиболее раннее историческое повествование о Хлодвиге, на которое ориентировались последующие хронисты, содержится во II книге «Истории франков» Григория Турского13. Сразу следует оговориться, что современного читателя, как правило, удивляют те эпизоды, где Хлодвиг предстает суровым и даже мстительным. Однако следует иметь в виду, что Григорий Турский передает здесь те деяния, которыми Хлодвиг прославился среди германцев - вчерашних язычников. В этом смысле предание о Суассонской чаше ничем не отличается от рассказа «Повести временных лет» о мести княгини Ольги за смерть мужа - князя Игоря, убитого древлянами. И если в исландской саге XIII в. говорится: «Только раб мстит скоро, а трус - никогда», то неудивительно, что для франков Хлодвига в V веке были актуальны такие же воззрения. Но, конечно же, биография Хлодвига в «Истории франков» написана ученым мужем, получившим классическое образование. В германском эпосе те же эпизоды прозвучали бы иначе и не вызвали бы недоумения. А какое богатство преданий осталось за рамками труда Григория Турского, остается лишь догадываться.
«27. [...] Умер Хильдерик14, и вместо него стал править его сын Хлодвиг15. На пятом году правления Хлодвига король римлян Сиагрий16, сын Эгидия, местом своего пребывания выбрал Суассон, которым некогда владел вышеупомянутый Эгидий. Против Сиагрия выступил Хлодвиг вместе со своим родственником Рагнахаром, у которого тоже было королевство17, и потребовал, чтобы Сиагрий подготовил место для сражения18. Тот не уклонился и не побоялся оказать сопротивление Хлодвигу. И вот между ними произошло сражение19. И когда Сиагрий увидел, что его войско разбито, он обратился в бегство и быстрым маршем двинулся в Тулузу к королю Алариху. Но Хлодвиг отправил к Алариху послов с требованием, чтобы тот выдал ему Сиагрия. В противном случае - пусть Аларих знает, - если он будет укрывать Сиагрия, Хлодвиг начнет с ним войну. И Аларих, боясь, как бы из-за [48] Сиагрия не навлечь на себя гнев франков,- готам ведь свойственна трусость,- приказал связать Сиагрия и выдать его послам. Заполучив Сиагрия, Хлодвиг повелел содержать его под стражей, а после того как захватил его владение, приказал тайно заколоть его мечом. В то время войско Хлодвига разграбило много церквей, так как Хлодвиг был еще в плену языческих суеверий. Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви20 направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из ее священной утвари, то по крайней мере пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: «Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне21, я выполню его просьбу». По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: «Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, еще и этот сосуд». Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля те, кто был поразумнее, сказали: «Славный король! Все, что мы здесь видим,- твое, и сами мы в твоей власти. Делай теперь все, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!». Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: «Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию»,- опустил ее на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал ее епископскому послу, затаив «в душе глубокую обиду»22. А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Мартовском поле23, насколько исправно содержат они свое оружие. И когда он обходил ряды воинов, он подошел к тому, кто ударил [секирой] по чаше и сказал:
«Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копье твое, ни меч, ни секира никуда не годятся». И, вырвав у него секиру, он бросил ее на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря: «Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне». Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх. Хлодвиг провел много сражений и одержал много побед. Так на десятом году своего правления24 он начал войну с тюрингами и покорил их.
28. В то время25 у бургундов королем был Гундевех из рода короля Атанариха, гонителя христиан, о котором мы упоминали выше26. У Гундевеха было четыре сына: Гундобад, Годигизил, Хильперик и Годомар. И вот Гундобад убил мечом своего брата Хильперика, а его жену утопил в реке, привязав к шее камень. Двух его дочерей он обрек на изгнание; из них старшую, ставшую монахиней, звали Хроной, младшую - Хродехильдой. Но так как Хлодвиг часто посылал посольства в Бургундию. то его послы однажды увидели девушку Хродехильду. Найдя ее красивой и умной и узнав, что она королевского рода, они сообщили об этом королю Хлодвигу. Тот немедленно направил послов к Гундобаду с [49] просьбой отдать ее ему в жены. Так как Гундобад побоялся отказать Хлодвигу, он передал ее послам. Те приняли ее и быстро доставили королю. Увидев ее, король очень обрадовался и женился на ней. Но у него уже был сын, по имени Теодорих, от наложницы.

kl_03.jpg

Крещение короля Хлодвига. Барельеф в Реймском соборе


29. Итак, у короля [Хлодвига] от королевы Хродехильды первым ребенком был сын. Так как Хродехильда хотела его окрестить, она непрестанно обращалась к мужу и говорила: «Ваши боги, которых вы почитаете, ничто, ибо они не в состоянии помочь ни себе, ни другим, ведь они сделаны из камня, дерева или из какого-либо металла. А имена, которые вы им дали, принадлежали людям, а не богам, как, например, Сатурн, который, чтобы не быть изгнанным своим сыном из царства, обратился в бегство; или, например, сам Юпитер, нечестивейший развратник, осквернитель мужчин, насмешник над родственниками, он не мог даже воздержаться от сожительства со своей собственной сестрой, как она сама об этом говорит: "Я и сестра и супруга Юпитера"27. А на что способны были Марс и Меркурий? Скорее они были наделены искусством волхвовать, чем божественной силой. Лучше следует почитать Того, кто по слову Своему сотворил из ничего небо и землю, море и все то, что в них есть28. Кто заставил светить солнце и украсил небо звездами, Кто наполнил воды пресмыкающимися, землю - живыми существами, воздух - крылатыми птицами; по Чьему мановению земля украшается плодами, деревья - фруктами, виноградные лозы - виноградом; Чьею рукой создан род человеческий; по Чьей доброте все это творение служит человеку и предназначено для самого человека, которого Он создал». Но как бы часто ни говорила это королева, сердце короля вовсе не склонялось к христианской вере, и он отвечал: «Все сотворено и произошло по воле наших богов, а ваш Бог ни в чем не может себя проявить и, что самое главное, не может доказать, что он из рода богов».
Между тем благочестивая королева принесла сына крестить. Она велела украсить церковь коврами и полотнищами, чтобы во время этого праздничного богослужения легче было склонить к вере того, кого она не могла склонить проповедью. Но ребенок, названный Ингомером, умер после крещения, еще в белых одеждах29, в которых он был возрожден при крещении. Выведенный из себя этим обстоятельством, король гневно и резко упрекал королеву. «Если бы мальчик,- говорил он,- был освящен именем моих богов, он непременно остался бы живым; теперь же, когда его окрестили во имя вашего Бога, он не выжил». На что королева ему отвечала:
«Я благодарю всемогущего Господа, Творца всего, за то, что Он не счел меня недостойной и захотел взять рожденное из чрева моего в Царство Свое. Душа моя не печалится по этому поводу, ибо я знаю, если кто-то призван из этого мира в белых одеждах, то должен пребывать в Царстве Божием».
После этого королева родила второго сына, которому дали в крещении имя Хлодомер. Когда и он начал болеть, король сказал: «С ним случится то же, что и с его братом. А именно: крещенный во имя вашего Христа, он скоро умрет». Но, спасенный молитвами матери, сын по воле Божией выздоровел.
30. Королева же непрестанно увещевала Хлодвига признать истинного бога и отказаться от языческих идолов. Но ничто не могло склонить его к этой вере до тех пор, пока наконец однажды, во время войны с алеманнами30, он не вынужден был признать то, что прежде охотно отвергал. А произошло это так: когда оба войска сошлись и между ними завязалась ожесточенная битва, то войску Хлодвига совсем уже было грозило полное истребление. Видя это, Хлодвиг возвел очи к небу и, умилившись сердцем31, со слезами на глазах произнес: «О Иисусе Христе, к Тебе, кого Хродехильда исповедует Сыном Бога Живаго, к Тебе, Который, как говорят, помогает страждущим и дарует победу уповающим на Тебя, со смирением взываю проявить славу могущества Твоего. Если Ты даруешь мне победу над моими врагами и я испытаю силу Твою, которую испытал, как он утверждает, освященный Твоим именем народ, уверую в Тебя и крещусь во Имя Твое. Ибо я призывал своих богов на помощь, но убедился, что они не помогли мне. Вот почему я думаю, что не наделены никакой силой боги, которые не приходят на помощь тем, кто им поклоняется. Тебя теперь призываю, в Тебя хочу веровать, только спаси меня от противников моих». И как только произнес он эти слова, алеманны повернули вспять и обратились в бегство. А увидев своего короля убитым, они сдались Хлодвигу32 со словами: «Просим тебя не губить больше народ, ведь мы уже твои». Хлодвиг прекратил сражение и, ободрив народ, возвратился с миром домой. Там он рассказал королеве, как он одержал победу, призвав имя Христа.
[Это произошло на 15-м году его правления33.]
31. Тогда королева велела тайно вызвать святого Ремигия, епископа города Реймса, и попросила его внушить королю «слово спасения»34. Пригласив короля, епископ начал наедине внушать ему, чтобы он поверил в истинного Бога, Творца неба и земли, и оставил языческих богов, которые не могут приносить пользы ни себе, ни другим. Король сказал ему в ответ: «Охотно я тебя слушал, святейший отец, одно меня смущает, что подчиненный мне народ не потерпит того, чтобы я оставил его богов. Однако я пойду и буду говорить с ним согласно твоим словам». Когда же он встретился со своими, сила Божия опередила его, и весь народ еще раньше, чем он, начал говорить, будто воскликнул одним голосом: «Милостивый король, мы отказываемся от смертных богов и готовы следовать за Безсмертным Богом, которого проповедует Ремигий». Об этом сообщили епископу, и он с превеликой радостью велел приготовить купель для крещения. На улицах развешивают разноцветные полотнища, церковь украшают белыми занавесами, баптистерий35 приводят в порядок, разливают бальзам, ярко блестят и пылают благовонные свечи, весь храм баптистерия наполняется божественным ароматом. И такую благодать даровал там Бог, что люди думали, будто они находятся среди благоуханий рая. И король попросил епископа крестить его первым. Новый Константин подошел к купели36, чтобы очиститься от старой проказы и смыть свежей водой грязные пятна, унаследованные от прошлого. Когда он подошел; готовый креститься, святитель Божий обратился к нему с такими красноречивыми словами: «Покорно склони выю, Сигамбр37, почитай то, [51] что сжигал, сожги то, что почитал». А был святой Ремигий епископом весьма ученым и особенно сведущим в риторике. Кроме того, он отличался такой святостью, что в совершении чудес был равен Сильвестру. И теперь еще сохранилась книга с его житием38, в которой рассказывается, что он воскресил мертвого. Так король признал всемогущего Бога в Троице, крестился39 во имя Отца и Сына и Святаго Духа, был помазан священным мvром и осенен Крестом Христовым. А из его войска крестились более трех тысяч человек. Крестилась и сестра его Альбофледа, которую спустя немного времени взял Господь. Так как король глубоко скорбел по ней, святой Ремигий прислал ему письмо40 со словами утешения. Оно начиналось так: «Огорчает меня и огорчает сильно причина вашей печали, а именно смерть сестры вашей Альбофледы, оставившей по себе добрую память. Но мы можем утешить себя тем, что она ушла из этого мира так, что ею следует больше восхищаться, чем печалиться о ней». Обратилась и вторая его сестра, Лантехильда41, до этого сторонница ереси ариан; признав единосущность Сына и Святаго Духа с Отцом, она была миропомазана.

kl_04.jpg

Место крещения короля Хлодвига в Реймсе

32. Тогда братья Гундобад и Годегизил владели королевством, простиравшимся по Роне и Соне с провинцией Массилийскою. Но они и их народ придерживались ложного учения ариан. И когда Гундобад и Годегизил напали друг на друга, то Годегизил, узнав о победах короля Хлодвига, тайно послал к нему послов с такими словами: «Если ты мне окажешь помощь в преследовании моего брата, чтобы я смог убить его в сражении или изгнать из страны, я буду ежегодно выплачивать тебе установленную тобой дань в любом размере». Тот с радостью принял это предложение, обещал ему помощь, где бы она ни потребовалась, и в условленный срок послал войско против Гундобада. Когда Гундобад узнал об этом, он, не подозревая о коварстве брата, послал к нему гонца сказать:
«Приди ко мне на помощь, так как франки выступают против нас и подходят к нашей стране, чтобы ее захватить. Объединимся против враждебного нам народа, чтобы нам, если мы будем действовать по одиночке, не претерпеть того, что претерпели другие народы». И тот ответил: "Я приду со своим войском и окажу тебе помощь". И все трое одновременно выступили со своими войсками - Хлодвиг против Гундобада и Годегизила, и дошли они со всеми воинами до крепости под названием Дижон. Во время сражения при реке Уш42 Годегизил присоединился к Хлодвигу, и их войска уничтожили войско Гундобада. Когда же Гундобад увидел коварство брата, о котором не подозревал, он повернул назад и обратился в бегство, затем прошел вдоль берега реки Роны и вошел в город Авиньон. После одержанной победы Годегизил, пообещав Хлодвигу часть своего королевства, удалился с миром и со славою вступил во Вьенн. словно он уже владел всем королевством.
Король Хлодвиг, еще умножив свои силы, пустился вслед за Гундобадом, чтобы, изгнав его из города43, убить. Узнав об этом, Гундобад пришел в ужас, боясь, как бы его не настигла внезапная смерть. Но был у него один знатный человек по имени Аридий, находчивый и умный. Гундобад вызвал его к себе и сказал: «Со всех сторон подстерегают меня [52] несчастья, и я не знаю, что мне делать, так как эти варвары44 выступили против нас, чтобы нас убить и разорить всю нашу страну». Аридий ему ответил: «Тебе следует ради сохранения твоей жизни усмирить дикий нрав этого человека [Хлодвига]. Теперь же, если ты не возражаешь, я притворюсь перебежчиком от тебя, и когда я приду к нему, я буду действовать так, что они не будут вредить ни тебе, ни твоей стране. Только ты старайся выполнять то, что Хлодвиг по моему совету будет требовать от тебя, до тех пор, пока милосердный господь не сочтет возможным довести твое дело до благополучного конца». И Гундобад сказал: «Я выполню все твои требования». После этого Аридий простился с Гундобадом и ушел. Когда он пришел к королю Хлодвигу, он сказал ему: «Милосерднейший король, вот я, твой покорный слуга, пришел, чтобы отдаться твоей власти, оставив этого несчастнейшего Гундобада. Если твоя милость сочтет достойным принять меня, то ты и твои потомки будете иметь во мне честного и верного слугу». Тот его весьма охотно принял и оставил у себя. Был же Аридий веселым рассказчиком, умным советчиком, справедливым судьей и человеком надежным в сохранении тайны. И вот однажды, когда Хлодвиг со всем своим войском находился у стен города, Аридий сказал ему: «О король, если бы твое славное высочество милостиво пожелало выслушать меня, недостойного, мои несколько слов, то я, хотя ты и не нуждаешься в совете, услужил бы от чистого сердца, и это было бы полезно и для тебя, и для городов, против которых ты думаешь воевать. Зачем,- продолжал он,- ты держишь здесь войско, в то время как враг твой сидит в весьма укрепленном месте, опустошаешь поля, стравливаешь луга, губишь виноградники, вырубаешь масличные сады и уничтожаешь все плоды в стране? А между тем ты не в силах причинить ему сколько-нибудь вреда. Лучше отправь к нему посольство и наложи на него дань, которую он ежегодно выплачивал бы тебе, чтобы таким образом и страна осталась целой, и ты всегда властвовал бы над твоим данником. Если же он не согласится с этим, тогда ты поступишь так, как тебе будет угодно». Король принял его совет и приказал войску вернуться домой. Затем он отправил посольство к Гундобаду и потребовал, чтобы он выплачивал ему ежегодно наложенную на него дань. И тот выплатил ему за этот год и обещал выплачивать далее.
33. После этого Гундобад, вновь собравшись с силами и уже считая для себя низким выплачивать обещанную дань королю Хлодвигу, выступил с войском против своего брата Годегизила и, заперев его в городе Вьенне, начал осаду. Но когда в городе простому народу не стало хватать продовольствия, Годегизил, боясь, как бы и его не настиг голод, приказал изгнать из города меньшой люд45. Так и было сделано; но вместе с другими был изгнан из города и мастер, на кого была возложена забота о водопроводе. Негодуя на то, что и его изгнали вместе с остальными, он, кипя гневом, пришел к Гундобаду и показал, каким образом он может проникнуть в город и отомстить его брату. Под его началом вооруженный отряд направился по водопроводному каналу, причем многие, шедшие впереди, имели железные ломы, так как водопроводный выход был закрыт большим камнем. По указанию мастера они, пользуясь [53] ломами, отвалили камень и вошли в город. И вот они оказались в тылу осажденных, в то время как те все еще со стен пускали стрелы. После того как из центра города донесся сигнал трубы, осаждающие захватили ворота, открыли их и также вступили в город. И когда народ в городе оказался между двумя отрядами и его стали истреблять с обеих сторон, Годегизил нашел убежище в церкви еретиков, где и был убит вместе с епископом ариан. Франки же, которые были при Годегизиле, все собрались в одной башне. Но Гундобад приказал не причинять никому из них никакого вреда. Когда же он захватил их, то отправил в изгнание в Тулузу к королю Алариху. А сенаторы и бургунды, которые сочувствовали Годегизилу, были убиты. Гундобад же покорил всю область, которая теперь называется Бургундией, и среди бургундов установил более мягкие законы46, по которым они не должны были притеснять римлян.

kl_05.jpg

Убийство Дагоберта Второго

34. Но после того как Гундобад понял, что учения еретиков ложны, он признал, что Христос, Сын Божий, и Святой Дух единосущны Отцу и попросил святого Авита, епископа города Вьенна, тайно его миропомазать. На это ему епископ сказал: «Если ты и в самом деле веруешь в то, чему учил нас сам Господь, ты должен следовать этому. А Господь говорит: „Если кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным"47. Так же говорил Господь святым и возлюбленным своим блаженным апостолам, когда он им возвещал об испытаниях во время предстоящих гонений: „Остерегайтесь же людей, ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас за Меня к правителям и царям для свидетельства перед ними и всеми язычниками"48. Поскольку ты сам король, то ты не боишься того, что кто-нибудь нападет на тебя, но ты страшишься восстания народного и поэтому открыто не признаешь Создателя. Оставь это неразумие и признайся всенародно в том, во что ты, как ты сам говоришь, веруешь сердцем. Ибо так говорит и блаженный апостол: „Сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению"49. Так и пророк говорит: ,,Исповедаюсь Тебе в церкви великой, среди народа многочисленного восхвалю Тебя"50. И еще: ,,Исповедаюсь Тебе, Господи. между народами, воздам хвалу имени Твоему среди языков"51. Ведь ты, король, боишься народа, не зная, что лучше: или чтобы народ следовал твоей вере, или чтобы ты потакал слабости народной ? Ибо ты - глава народа, а не народ - глава тебе. Если ты отправишься на войну, ты возглавишь отряды войска, и они последуют за тобой повсюду, куда ты их ни поведешь. Поэтому лучше, чтобы они узнали правду, когда ты ими будешь предводительствовать, чем им остаться в заблуждении, если ты погибнешь. Ведь „Бог поругаем не бывает"52, потому что он не любит того, кто из-за земной власти не исповедует его в этом мире». Но так как Гундобад сам заблуждался, то он до конца своей жизни53 упорствовал в своем безрассудстве и не хотел всенародно признать единосущность Троицы. Святой же Авит в то время был весьма красноречивым мужем. И когда в городе Константинополе распространилось еретическое учение Евтиха и Савеллия54, отрицавших божественность Господа нашего Иисуса [54] Христа, сам Авит по просьбе Гундобада написал против этих ересей письма. Эти замечательные письма сохраняются у нас и поныне. Тогда они положили конец еретическому учению, а теперь помогают укреплять Божию Церковь. Кроме того, Авит написал одну книгу проповедей, шесть книг в стихах о начале мира и на различные другие темы и девять книг писем, среди которых находятся и упомянутые письма. В одной из проповедей, в которой он описал дни Моления55, Авит рассказывает, что эти самые дни Моления, которые мы празднуем до праздника Вознесения Господня, были установлены Мамертом, епископом города Вьенна, где после Мамерта епископом стал Авит. Дни Моления были установлены Мамертом по случаю многочисленных знамений, наводивших страх на жителей этого города. А именно: город часто сотрясался от подземных толчков, дикие звери, по описанию Авита, олени и волки, входили в ворота и расхаживали по городу, ничего не боясь. И так как эти знамения продолжались в течение года, то весь народ при приближении праздничных пасхальных дней со смирением ожидал божьей милости, надеясь, что эти дни великого праздника положат конец их страху. Но в ночь перед светлым праздником, во время обедни, вдруг от молнии загорелся расположенный в городе королевский дворец. Все в полном страхе вышли из церкви, думая только о том, как бы от этого пожара не сгорел весь город или как бы не разверзлась земля и не поглотила их. А в это время святой епископ пал ниц перед алтарем и молил, стеная и обливаясь слезами, о милости Господней. Что же дальше? Молитва славного епископа дошла до высот небесных, и поток льющихся слез погасил пожар королевского дома. А между тем, пока все это происходило, приближался, как мы сказали, день Вознесения Господня. Епископ назначил пост для народа, установил молитвы, определил вид пищи и распорядился о выдаче милостыни на радость беднякам. После этого прекратились наконец всяческие страхи в городе, по всей стране распространилась молва о происшедшем и побудила всех епископов подражать тому, что совершил благодаря своей вере епископ Мамерт. И теперь эти дни празднуются во всех церквах с благоговением в сердце и со смирением во имя Божие.
35. И вот когда король готов Аларих56 увидел, что король Хлодвиг непрерывно одерживает победы, покоряя народы, он направил к нему послов сказать: «Если бы мой брат по милости бога захотел встретиться со мной, то это было бы и моим желанием». Хлодвиг согласился с этим предложением и прибыл к Алариху. Они встретились на острове реки Луары, расположенном недалеко от деревни Амбуаз в области города Тура. Поговорив между собой, они вместе пообедали, выпили вина и расстались с миром, пообещав друг другу дружбу. Многие жители Галлии очень хотели тогда быть под властью франков.

kl_06.jpg

Источник Зигфрида. Германия. Оденхейм

36. Вот почему случилось так, что стали изгонять из города Квинциана, епископа родезского57. «Ведь ты желаешь,- говорили ему,- чтобы франки владели этой страной и здесь господствовали». А спустя несколько дней между ним и горожанами возникла ссора, и так как последние упрекали Квинциана в том, что он желает подчинить их власти франков, то у готов, живущих в этом городе, возникло к нему подозрение, и они [55] приняли решение убить его мечом. Когда об этом стало известно человеку Божиему, он, встав ночью, вышел со своими самыми верными слугами из города Родеза и пришел в Клермон. И там его благосклонно принял святой епископ Евфразий, который некогда сменил Апрункула, епископа дижонского. Одарив его домами, полями и виноградниками, он оставил его при себе, говоря: «Богатство нашей церкви вполне достаточное, чтобы содержать двоих. Пусть пребывает среди святителей Божиих такая любовь, о которой возвещает апостол». Был щедр к Квинциану также и епископ Лиона, который выделил ему кое-что из владений своей церкви, находящейся в Клермоне. Что же касается остальных сведений о святом Квинциане, то есть о перенесенных им гонениях и о совершенных им с Божией помощью деяниях, то все это рассказано в книге его жития58.
37. И вот король Хлодвиг сказал своим: «Я очень обеспокоен тем, что эти ариане владеют частью Галлии. Пойдемте с Божией помощью на них и, победив их, подчиним нашей власти страну». И так как его речь понравилась всем, Хлодвиг, выступив с войском, направился в Пуатье59. Там тогда находился Аларих. Когда часть войска проходила через область Тура, Хлодвиг, из уважения к святому Мартину, приказал, чтобы никто ничего не брал в этой области, кроме травы и воды. Но один из войска, найдя у какого-то бедняка сено, сказал: «Разве король не приказал брать только траву и ничего другого? А ведь это трава и есть. Мы не нарушим приказа короля, если возьмем ее». Когда воин самовольно взял у бедняка сено, об этом стало известно королю. Король в мгновение ока рассек его мечом, сказав при этом: «Как мы можем надеяться на победу, если мы оскорбляем блаженного Мартина?». Этого было достаточно, чтобы войско больше ничего не брало в этой области. А сам Хлодвиг направил послов в святую базилику и при этом сказал: «Идите туда, может быть, в святом храме будет вам какое-нибудь предзнаменование о победе». Причем он дал им подарки, для того чтобы они положили их в святом месте, и сказал: «Если ты, Господи, мне Помощник и решил передать в руки мои этот неверный и всегда враждебный тебе народ, то будь милостив ко мне и дай знак при входе в базилику святого Мартина, чтобы я узнал, что Ты меня, твоего слугу, счел достойным Твоей милости». Слуги поспешили, и когда они приближались к назначенному месту и по приказанию короля уже входили в святую базилику, то в этот момент глава певчих неожиданно пропел следующий антифон60: «Ты препоясал меня силою для войны и низложил под ноги мои восстающих на меня. Ты обратил ко мне тыл врагов моих и истребил ненавидящих меня»61. Услышав этот псалом, послы, воздав благодарность Господу и пообещав священные дары блаженному исповеднику, с радостью сообщили об этом королю. Когда же Хлодвиг с войском подошел к реке Вьенне, он совершенно не знал, где ему перейти, так как река от дождей вышла из берегов.
И когда той ночью король молил Бога, чтобы тот соблаговолил указать ему место перехода, то рано утром у него на глазах по воле Божией вошел в реку олень удивительных размеров, и Хлодвиг узнал, что войско сможет переправиться там, где переходил олень62. А когда король подошел [56] к Пуатье, то он издали, еще находясь в лагере, увидел, как из базилики святого Илария появился огненный шар, который будто бы двигался по направлению к нему. Вероятно, это видение означало, что король с помощью света, изливаемого блаженным исповедником Иларием, сможет легче одержать победу над войском еретиков, против которых часто боролся за веру этот епископ. И Хлодвиг настрого приказал всему войску ни там, где оно находилось, ни в пути никого не грабить и ни у кого ничего не отбирать.
В то время был муж похвальной святости, аббат Максенций, который ради страха Божьего жил затворником в своем монастыре, расположенном в области Пуатье. Мы не сообщили название его монастыря, ибо это место и по сей день называется кельей святого Максенция. Когда монахи этого монастыря увидели, что к монастырю приближается один из воинских отрядов, они попросили аббата выйти к ним и ободрить их. Но так как он медлил, монахи, охваченные страхом, открыли дверь его кельи и вывели его оттуда. Он безстрашно пошел навстречу врагам, словно шел просить мира. Однако один из них обнажил меч, чтобы нанести удар ему по голове. Но когда он занес руку с мечом над ухом аббата, рука оцепенела и меч выпал из нее. Сам же воин пал ниц к ногам блаженного мужа прося у него прощения. При виде этого остальные вернулись в войско охваченные величайшим страхом, боясь, как бы и им самим не пострадать подобным образом. Руку же этого человека блаженный исповедник смазал освященным елеем, осенил ее крестным знамением, и она стала, как прежде. Так благодаря защите аббата монастырь остался цел. Много и других чудес сотворил он, и если кто-либо захочет более подробно ознакомиться с ними, то все это он найдет в книге его жития.
[Это произошло на двадцать пятом году правления Хлодвига63].
Между тем король Хлодвиг встретился, чтобы сразиться с Аларихом королем готов, в долине Вуйе64, в десяти римских милях от города. Пуатье65; причем готы вели бой копьями, а франки - мечами. И когда, как обычно, готы повернули назад, победа с помощью Господа досталась королю Хлодвигу. А помогал ему тогда сын Сигиберта Хромого66 по имени Хлодерих. Этот Сигиберт был ранен в колено в сражении против алеманнов под городом Цюльпихом и поэтому хромал. После того как Хлодвиг обратил готов в бегство и убил короля Алариха, неожиданно на него напали двое и нанесли ему с двух сторон удары копьями. Но oн остался жив благодаря панцирю и быстрому коню. Тогда полегло большое количество народа из Клермона, пришедшего с Аполлинарием67 и в их числе погибли знатнейшие сенаторы. После этого сражения сбежал в Испанию сын Алариха, Амаларих, который благодаря своему уму захватил королевство своего отца. Хлодвиг же послал своего сына Теодориха через Альби и Родез в Клермон68. В этом походе тот завоевал отцу эти города - от владений готов до границы владений бургундов. Правил же король Аларих 22 года69. А Хлодвиг провел зиму в городе Бордо и, захватив все сокровища Алариха в Тулузе, прибыл в город Ангулем. Господь наделил Хлодвига такой небесной благодатью, что при одном его взгляде стены сами собой рушились. Тогда же, изгнав готов, он покорил [57] этот город. После этого он с победой возвратился в Тур70, принеся много даров святой базилике блаженного Мартина.

kl_07.jpg

Гробница короля Хлодвига в аббатстве Сен-Дени

38. И вот Хлодвиг получил от императора Анастасия грамоту о присвоении ему титула консула71, и в базилике святого Мартина его облачили в пурпурную тунику и мантию, а на голову возложили венец. Затем король сел на коня и на своем пути от двери притвора72 базилики [святого Мартина] до городской церкви с исключительной щедростью собственноручно разбрасывал золото и серебро собравшемуся народу. И с этого дня он именовался консулом или Августом73. Из Тура он приехал в Париж и сделал его резиденцией своего королевства. Туда же прибыл к нему и Теодорих.
39. И вот после смерти Евстохия, епископа Тура74, восьмым епископом после святого Мартина был рукоположен Лициний. В это время и произошла описанная выше война. И тогда же король Хлодвиг прибыл в Тур75. Говорят, что Лициний был на Востоке, посетил святые места и был даже в самом Иерусалиме, и неоднократно посещал места крестных Страстей и Воскресения Господня, о которых мы читаем в Евангелиях.
40. Когда же король Хлодвиг находился в Париже, он тайно отправил посла к сыну Сигиберта со словами: «Вот твой отец состарился, у него больная нога, и он хромает. Если бы он умер, то тебе по праву досталось бы вместе с нашей дружбой и его королевство». Тот, обуреваемый жадностью, задумал убить отца. Однажды Сигиберт покинул город Кёльн и переправился через Рейн, чтобы погулять в Буконском лесу. В полдень он заснул в своем шатре. Сын же, чтобы завладеть его королевством, подослал к нему убийц и приказал там его убить, но по воле Божией сам «попал в яму»76, которую он вырыл с враждебной целью отцу. А именно: он послал к королю Хлодвигу послов с извещением о смерти отца, сообщая: «Мой отец умер, и его богатство и королевство у меня в руках. Присылай ко мне своих людей, и я тебе охотно перешлю из сокровищ Сигиберта то, что им понравится». И Хлодвиг сказал: «Благодарю тебя за твое доброе пожелание, но я прошу тебя только показать моим людям, которые прибудут к тебе, сокровища, а затем сам владей всем». Когда люди Хлодвига прибыли, он им открыл кладовую отца. Во время осмотра различных драгоценностей он им сказал: «В этом сундучке обычно мой отец хранил золотые деньги». В ответ на это они ему предложили: «Опусти до дна руку, - сказали они, - и все перебери». Когда он это сделал и сильно наклонился, то один из них поднял секиру и рассек ему череп. Так недостойного сына постигла такая же участь, какую он уготовил своему отцу.
Узнав о смерти Сигиберта и его сына, Хлодвиг прибыл туда же и, созвав весь народ, сказал: «Послушайте, что произошло. Во время моего плавания по реке Шельде Хлодерих, сын моего родственника, последовал за своим отцом Сигибертом и наклеветал ему на меня, будто я хочу убить его [Сигиберта]. И когда тот, спасаясь, бежал по Буконскому лесу, Хлодерих подослал к нему убийц и велел им убить его. Сам же он [Хлодерих] погиб, не знаю, кем сраженный, когда он открывал кладовую своего отца. Но во всем этом я совершенно не виновен. Ведь я не могу проливать [58] кровь моих родственников, поскольку делать это грешно. Но уж раз так случилось, то я дам вам совет - только покажется ли он вам приемлемым: обратитесь ко мне, дабы вам быть под моей защитой». Как только они это услышали, они в знак одобрения стали ударять в щиты и кричать, затем подняли Хлодвига на круглом щите и сделали его над собой королем. Получив королевство Сигиберта вместе с его сокровищами он подчинил себе и самих его людей. Так ежедневно Бог предавал врагов его в руки его и увеличивал его владения, ибо он [Хлодвиг] ходил с сердцем правым перед Господом и делал то, что было приятно Его очам.
41. После этого Хлодвиг выступил против Харариха77, потому что когда он воевал с Сиагрием и попросил Харариха помочь ему, тот [Харарих] остался безучастным, не оказывая помощи ни той, ни другой стороне, и выжидал исхода дела, чтобы заключить союз с тем, кому достанется победа. Вот почему Хлодвиг, негодуя на него за это, пошел против него. Он хитростью захватил его вместе с сыном, связал их и приказал постричь78 и рукоположить Харариха в сан пресвитера, а ее сына - в сан диакона. Говорят, что когда Харарих сетовал на то, что его унизили, и плакал, его сын сказал: «Эти ветви срезаны на зеленом дереве79, но ветви вовсе не засохли и быстро могут вновь отрасти. Если бы также быстро погиб тот, кто это сделал!». Эти слова достигли ушей Хлодвига. В них была ему угроза: они отрастят себе волосы и убьют его Вот почему он приказал их обоих обезглавить. После того как они были убиты, он завладел их королевством вместе с богатством и людьми.
42. А в то время в Камбре жил король Рагнахар, который предавался такой необузданной страсти, что едва замечал своих ближайших родственников. Советчиком у него был отвратительный, под стать ему, Фаррон. Передавали, что когда королю приносили еду или какой-нибудь подарок или что-нибудь другое, он обычно говорил, что это достаточно ему и его Фаррону. На такое поведение короля франки сильно негодовали. И случилось так, что Хлодвиг воспользовался этим и послал им золотые запястья и перевязи; все эти вещи были похожи на золотые, а на самом деле они были только искусно позолочены. Эти подарки Хлодвиг послал лейдам80 короля Рагнахара, чтобы они призвали Хлодвига выступить против Рагнахара. И когда затем Хлодвиг выступил против него с войском, тот стал часто посылать своих людей на разведку. По их возвращении он их спрашивал, насколько сильно войско Хлодвига. Они ему отвечали: «Для тебя и твоего Фаррона более чем достаточно». Подойдя войском, Хлодвиг начал против него сражение. Когда тот увидел, что его войско побеждено, он приготовился к бегству, но свои же люди из войск его схватили, связали ему руки за спиной и вместе с его братом Рихаром привели к Хлодвигу. Хлодвиг сказал ему: «Зачем ты унизил наш род тем, что позволил себя связать? Лучше тебе было бы умереть». И, подняв секиру, рассек ему голову, затем, обратившись к его брату, сказал «Если бы ты помог своему брату, его бы не связали», и убил его таким же образом, поразив секирой. После смерти обоих их предатели узнали что золото, которое они получили от короля Хлодвига, поддельное. Говорят, что когда они об этом сказали королю, он им ответил: «По заслугам [59] получает такое золото тот, кто по своей воле предает своего господина смерти. Вы должны быть довольны тем, что остались в живых, а не умерли под пытками, заплатив таким образом за предательство своих господ». Услышав такие слова, они захотели добиться у Хлодвига милости, уверяя его в том, что для них достаточно того, что им будет дарована жизнь. Короли же, о которых упоминали выше, были родственниками Хлодвига. Их брат по имени Ригномер по приказанию Хлодвига тоже был убит в городе Ле-Мане. После их смерти Хлодвиг захватил все их королевство и все их богатство. После того как он убил также многих других королей и даже близких своих родственников, боясь, как бы они не отняли у него королевство, он распространил свою власть над всей Галлией. Однако, говорят, собрав однажды своих людей, он сказал о своих родственниках, которых он сам же умертвил, следующее: «Горе мне, что я остался чужим среди чужестранцев и нет у меня никого из родных, которые могли бы мне чем-либо помочь в минуту опасности». Но это он говорил не из жалости к убитым, а из хитрости: не сможет ли он случайно обнаружить еще кого-либо [из родни], чтобы и того убить.
43. После этих событий Хлодвиг умер в Париже. Его погребли в церкви святых Апостолов, которую он сам построил81 вместе с женой Хродехильдой. А ушел он из жизни на пятом году после битвы при Вуйе. А всего правил он тридцать лет. [А всего лет ему было 45]82.
Итак, от кончины святого Мартина до кончины Хлодвига - а этот год был одновременно одиннадцатым годом епископства святителя Лициния турского83 -насчитывается 112 лет.
Королева же Хродехильда после смерти своего мужа приехала в Тур, и там она прислуживала при базилике святого Мартина, проводя все дни своей жизни в высшей степени скромно и добродетельно и редко посещая Париж».

 

Примечания:

1 В индоевропейской перспективе - «Славный бой». Индоевропейская основа *kleu-/klu- представлена в целом ряде языков и отразилась в таких древнегреческих именах, как Клео-мен, Эври-клея и др., в русских словах слава и слыть и славянских именах Яро-слав, Свято-слав, Славо-мир и мн. др. Закономерным германским продолжением этой основы является о/г *hloð-/hluð- ‘громкий, звучный'. Германские параллели имеют определенные сакральные коннотации - ср. имя древнегерманского женского мифологического персонажа Hludana и древнеанглийское описание валькирий: «Hlude wæron, la, hlude...» «Громкими были, ох, громкими...» («Заговор девяти трав»).

2 Cогласно традиции, у других королей из династии Меровингов на спине был знак креста. См. [http://www.nashaepoha.ru/?page=obj95593&lang=1&id=991].

3 Об индоевропейских корнях образа вепря см.: Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. Тбилиси, 1984. Т. 2. С. 514-516.

4 В этом плане ср. статью В. И. Карпеца «От Хлодвига к Рюрику» [http://www.nashaepoha.ru/?page=obj95593&lang=1&id=991], где автор просто считает франков - русами. Славянами франки не были, поскольку говорили и писали на древненемецком языке и не принадлежали к племенным союзам древних славян. С другой стороны, славяне и германцы генетически идентичны (различия определяются исключительно этническим стереотипом поведения, языком и языковой мимикой, налагающей свой отпечаток на черты лица) и, таким образом, являются ближайшими братьями по индоевропейской общности. Таким образом, оказывается, что В. И. Карпец вполне оправданно (только со смещением исторического масштаба) обсуждает преемственность индоевропейской идеи царской власти.

5 Об истоках и развитии стиля клуазоне см.: Щукин М.Б. Готский путь. СПб: Евразия, 2005. Посредством ювелирной экспертизы, проведенной шведскими археологами, удалось установить, что помпезные золотые изделия, инкрустированные гранатовыми пластинками, первоначально изготовлялись мастерами Константинополя специально для даров византийского императора германцам-варварам, и лишь впоследствии германцы овладели этим стилем сами (Щукин М. Б. Указ. соч.).

6 Устная беседа.

7 Пипиниды - знатный, но не королевский род (иначе говоря, по своему происхождению -род, но не династия) с родовым гнездом на территории нынешней Бельгии (Нивель). Пипиниды - майордомы Меровингов - находились в извечном симбиозе и соперничестве со своими законными государями. Роль Пипинидов аналогична роли нибелунговского Хагена - сильного, умного и амбициозного представителя знати при короле-негерое Гунтере и короле-герое Зигфриде. Пипиниды в истории - «коллективный Хаген», а иногда и «коллективный Борис Годунов». В. И. Карпец в 90-е годы указал автору этой статьи, что Пипин Геристальский (прадед Карла Великого) убил короля Дагоберта II точно так же, как Хаген - Зигфрида, то есть копьем в спину на охоте. Родовыми именами Пипинидов были Pip(p)in (этимология неясна, очевидно, от имени родоначальника) и Karl ‘муж, свободный дружинник'.

8 Зачин, который доводилось слышать в целом ряде зарубежных научно-популярных фильмов о Карле Великом.

9 В конфликте Карловых франков и саксов обе стороны были во многом неправы. Саксы были воинственными язычниками, они убили св. Винфрида (Бонифация), но этот выдающийся англосакс, «апостол Германии», начал свою проповедь в Саксонии с того, что срубил священное древо саксов - Ирминсул. Неудивительно, что саксы вознегодовали. Но жестоко убивать всех дальнейших послов Карла вряд ли было обязательно. Зато при сыне Карла, Людовике Благочестивом, проповедь среди саксов велась мирно и с учетом их древних традиций (создание поэмы «Heliand» - «Спаситель», аллитерационным стихом излагавшей Евангелие и ставшей основным памятником древнесаксонского языка, относится именно к этой эпохе).

10 Подробнее о Григории Турском и его труде см.: http://www.vostlit.info/Texts/rus/Greg_Tour/framepred.htm

11 Брунгильда, жена Сигиберта, была дочерью короля вестготов Атанагильда и приехала из Испании с огромным приданым (сокровища везли целым обозом). Ее сестра Галсвинта вышла замуж за Хильперика, брата Сигиберта. Хильперик, очевидно, был одаренным человеком (освоил ювелирное дело, разработал дополнительные буквы для франкского варианта латиницы), но взятая им наложница Фредегонда погубила Галсвинту и вынудила Брунгильду к мести (франки не одобряли убийства Галсвинты и рассказывали, что лампада над ее гробницей таинственно движется). Имена Сигиберта и Брунгильды и сама коллизия (месть жены за любимого мужа, предательски убитого) оказали влияние на набелунговский эпический фонд. Кстати следует отметить, что двучленные имена с компонентом *Sigi- ‘победа' были распространены прежде всего у готов и франков.

12 Франкский историк VII в., автор «Хроники Фредегара», продолженной другими летописцами. Избранные места в русском переводе см.: Хроники длинноволосых королей. СПб: Азбука-Классика, 2006.

13 Т екст и комментарии приводятся по изд.: Григорий Турский. История франков. Пер., комм. В. Д. Савуковой. М.: Наука, 1987.

14 В 481 или 482 г. в Турне. - Здесь и далее прим. В. Д. Савуковой по указ. соч.

15 В истории Хлодвига, рассказанной Григорием, переплелись и сказочные мотивы, восходящие к устной народной традиции, и сведения церковного происхождения. Хронология правления Хлодвига часто неясна. Григорий не называет источников, откуда он черпал сведения о годах правления Хлодвига, он лишь сообщает, что Хлодвиг правил 30 лет (II, 43), скончался на пятом году после битвы при Вуйе (II, 43) и что его победы последовательно распределяются по пятилетиям (II, 27); причем прочно вставлены в текст и одинаково переданы в рукописях данные по пятому и десятому году правления Хлодвига (II, 27) и по пятому году после битвы при Вуйе (II, 43). Фраза с цифрой «15 год правления» - год победы над алеманнами (II. 30) и фраза с цифрой 25 - год победы над вестготами (II, 37) имеются не во всех рукописях. Можно все же предположить, что они принадлежат самому Григорию и дополнены им позже, после второй редакции, хотя двадцатый год правления Хлодвига и остается не упомянутым. Проблема состоит в том, чтобы правильно расположить каждое событие в соответствующем хронологическом порядке. Среди историков-медиевистов идут давние споры о точности хронологических дат правления Хлодвига, о дате его победы над алеманнами и об условиях к месте его крещения. По вопросу о точности хронологических дат событий во времена правления Хлодвига см.: Fournier G. L'Occident fin du V - a fin du IX siecle. P., 1970. P. 66 - 67; Tessier C. Le Bapteme de Clovis P. 1964.

16 Григорий, говоря о Сиагрии, называет его rех Romanorum - «король римлян», не зная его настоящего титула. Возможно, он назывался патрицием, как его называет Фредегар в своей «Хронике» (III, 15; р. 98). Сиагрий, римский полководец, был последним представителем Римской империи в Галлии. Своим местопребыванием, как и его отец Эгидий, он выбрал Суассон, граничащий с владениями франков. Его положение было похожим на положение франкских королей.

17 Так называемое королевство Камбре - город на севере Галлии. См. кн. II, гл. 42.

18 Древнегерманский обычай. В подлиннике: campum pugnae praeparare - «приготовить поле боя»; довольно часто встречаемое выражение. См. кн. IV, гл. 16, 49; кн. V. гл. 17.

19 В 486 г.

20 По Фредегару (III, 16: Р. 98). Св. Ремигий, епископ реймский.

21 По древнегерманскому обычаю король получал по жребию часть военной добычи.

22 В подлиннике: sub pectore vulnus - «в груди рану»; выражение заимствовано из «Энеиды» Вергилия (I, 36).

23 Каждый год 1 марта весь франкский народ должен был предстать перед королем для осмотра оружия. Эти весенние сборы стали называться Мартовскими полями (campi Martii), по существу представляющими собой пережиток былых народных собраний. Мартовские поля исчезли в Нейстрии и Бургундии уже после смерти Хлодвига (511). в Австразии они еще продолжали существовать.

24 В 491 г.

25 Большая часть этой главы (28) написана Григорием на основании народных преданий.

26 См. кн. II, гл. 4. Григорий, видимо, ошибся, считая Гундевеха из рода вестгота Атанариха. Кто был отцом Гундевеха, неизвестно.

27 Строка заимствована из «Энеиды» Вергилия (1, 46, 47). Здесь и далее стихотворные строки, заимствованные Григорием из «Энеиды» Вергилия, даются в переводе В. Брюсова и С. Соловьева.

28 Ср.: Пс., 145. 6.

29 Для крещения ребенка одевали в белые одежды, которые он носил в течение недели после крестин.

30 В 496 г.

31 В подлиннике: conpunctus corde. Ср.: Деян., 2, 27.

32 В те время не все алеманны подпали под власть франков, а только занимающие левобережную часть Рейна и область от реки Неккара (правый приток Рейна) и до низовья Майна.

33 Эта фраза находится в рукописям BC1,3 и D1 и является позднейшей вставкой. Победу над алеманнами Р. Бухнер помечает 496 или 497 г., но, по его мнению, более вероятнее 497 или 498 г. (Т. 1. С. 117. Прим. 2). Р. Латуш придерживается, как и многие другие историки-медиевисты, традиционной даты победы Хлодвига над алеманнами и его крещения - 496 г. В комментариях к своему переводу «Истории франков» Григория Турского по этому поводу он замечает, что конец глявы в квадратных скобках является позднейшей редакцией Григория и цифра 15 исходит. вероятно, от него самого (Т. 1. С. 120. Прим. 70). Попытка некоторых современных ученых, как, например, Б. Круша и Ван ден Вивера, отодвинуть на десять лет победу Хлодвига над алеманнами и его крещение не убедительна. Традиционная хронология правления Хлодвига остается достаточно авторитетной.

34 Деян., 13, 26.

35 Крещальня (помещение для обряда Св. Крещения), обычно стоящее отдельно архитектурное сооружение круглой или восьмигранной формы. Внутри него находился бассейн для крещения.

36 Здесь Григорий сравнивает крещение Хлодвига с крещением св. императора Константина (IV в.). Согласно «Деяниям св. Сильвестра», папа Сильвестр I вылечил императора Константина от проказы, окрестив его. По утверждению отцов Церкви, проказой он болел потому, что преследовал христиан (См.: Mambritius, Sanctuarium. Т. 2. Р. 281).

37 Т. е. Хлодвиг. Сикамбры (Suganibri или по позднему написанию Sicambri) - могущественное германское племя, отличавшееся воинственностью, которое населяло во времена Цезаря правый берег среднего Рейна. В III в. н. э. наименование «сигамбры» было вытеснено общим наименованием «франки». Позже слово «сигамбр» стало синонимом слова «герой» (победитель).

38 Видимо, Григорий имеет в виду краткое житие Ремедия (Ремигия), приписываемое Фортунату (MGH. Auct. antiquis. T. 4, pars 2).

39 Галло-римский епископат считал принятие Хлодвигом христианства в форме православия своей победой. Так, епископ Авит в письме к Хлодвигу писал: «Ваше вероисповедание - это наша победа» (MGH. Auctor. antiquis. Т. 6. Р. 11).

40 Полный текст письма находится в: MGH. Epist. Т. 3. Р. 112.

41 Имеется в виду ее обращение из арианской ереси в православие.

42 Согласно Марию Аваншскому, битва имела место в 500 г. Об этом он пишет: "Сражение между франками и бургундами произошло у Дижона в консульство Патриция и Ипатия" (MGH. Auct. antiquis. Т. 11, pars 1. Р. 234).

43 Из Авиньона.

44 Слово «варвары» принадлежит, видимо, самому Григорию, а не Гундобаду, так как Гундобад сам был варваром.

45 В подлиннике: minor populus (или minores), т. е. простолюдины, простонародье, в число которых входили свободные мелкие и средние землевладельцы, ремесленники, торговцы и др. Это выражение встречается, кроме того, в кн. III, гл. 13; кн. VI, гл, 31; кн. VII, гл. 35; кн. VIII, гл. 19, в которой меньшой люд противопоставляется «более сильные», зажиточным (robustiores).

46 Имеется в виду Бургундская правда (Lex Burgondionum или Lex Gundobada - по имени короля Гундобада). Этот закон регламентировал отношения бургундов с римлянами. Он является одним из древних варварских законов. Его первоначальная редакция относится ко времени завоевания Бургундии франками (534).

47 Мф., 10. 32. 33.

48 Мф., 10, 17, 18.

49 Рим., 10, 10.

50 Пс.. 34, 18.

51 Пс., 56, 10.

52 Гал., 6, 7.

53 До 516 г.

54 Евтихий (V в.) - основатель богословского учения монофизитства в Византии. Евтихий утверждал, что Христу присуща только одна природа - божественная, а не две - божественная и человеческая. Монофизитство широко распространилось в восточных областях Византии. В 451 г. на Халкидонском вселенском соборе монофизитство было осуждено церковью как ересь. Савеллий - основатель ереси савеллианства (III в.). Савеллий выдвинул еретическую идею о том, что Бог Сын и Бог Дух Святой не представляют собой отдельных Лиц Св. Троицы.

55 В подлиннике: rogationes - рогации («моления, прошения»), это так называемые малые литании, справляемые в течение трех дней до праздника Вознесения Господня; установлены епископом Мамертом около 452 г. Литании (краткое молитвословне у католиков) совершаются обычно во время церковных процессйи. Этот обряд восходит к языческому, древнеримскому lustratio urbis vel agrorum - очищение жертвоприношением города или полей. Он был воспринят Церковью и трансформировался в христианский обряд. (См.: Bonnet M. Le Latin de Gregoire de Tours. P., 1890. P. 239 - 240; Buchner R. Zehn Bucher Geschichten. B. 1956. В. 1, N 3. S. 127).

56 Аларих II (484 - 507), по свидетельству Иордана (С. 126, § 297), был женат на дочери короля остготов в Италии Теодориха. Их сын Амаларих после смерти отца пользовался покровительством своего деда Теодориха. Аларих II занимал южную часть Галлии, к югу от Луары; столицей его королевства была Тулуза.

57 В то время власть готов распространялась на города Аквитании, в том числе и на епископские города Родез и Клермон. Так как готы были арианами, то они с подозрением относились к православным епископам, желавшим быть под властью короля Хлодвига, принявшего православие. Еще при короле готов Еврихе православное население городов Аквитании и Новемпопуланы страдало от гонений со стороны готов, а православные епископы при первом подозрении изгонялись из городов. См. кн. II, гл. 26, 37.

58 О житии епископа Квинциана Григорий Турский рассказывает в «Житии отцов» (Гл. 4; Р. 673).

59 Кампания против вестготов проводилась в 507 г. Вероятно, Хлодвиг в этой кампании использовал симпатию к нему епископов и галло-римского населения, которая была вызвана его крещением.

60 Антифон - краткий стих из псалмов, который поется сперва на одном клиросе, а затем повторяется на другом.

61 Пс. 17, 40,41.

62 Часто встречаемый мотив сказаний. Подобный мотив с оленем мы находим и у Иордана (§ 123 - 124).

63 По замечанию Р. Латуша, эта дата в квадратных скобках, как и дата в конце гл. 30., прибавлена позже, но она также, видимо, исходит от самого Григория (Т. 1. С. 131. Прим. 86).

64 Дата сражения при Вуйе известна из Сарагосской хроники. В ней говорится, что в 507 г. произошло сражение при Вуйе между готами и франками. В этом сражении франки убили готского короля Алариха II. Тулузское королевство перестало существовать (MGH. Auct. antiquis. Т. II, pars 1. Р.223).

65 Приблизительно в 15 км южнее Пуатье.

66 Король рипуарских франков. Его резиденцией был город Кельн.

67 Сын поэта и епископа Сидония Аполлинария.

68 В 508 или 510 г.

69 Правильнее, 23 года: с конца 484 по 507 г.

70 Король Хлодвиг, нанеся поражение вестготам и убив их короля Алариха II, присоединил большую часть Южной Галлии, к югу от Луары, со столицей вестготов Тулузой, к своим владениям. Теперь готы остались только в Первой Нарбоннской провинции и в части Прованса, расположенной к югу от Дюранса, с городами: Ним, Магалон, Лодев, Агд, Безье, Нарбонн, Каркассон. Хлодвиг через 22 года после первой победы (486) - к 508 г. овладел большей частью Галлии: от Гаронны до Рейна и от границ Арморики до Роны. После войны с вестготами Хлодвиг приехал в Париж, который сделал своей резиденцией. Дальнейшее завоевание Галлии происходило уже при сыновьях Хлодвига, достигших Пиренеев на юге, альпийских предгорий на востоке и берегов Средиземноморья в Провансе.

71 Гизо, переводчик «Истории франков» Григория Турского, к этому месту дает следующий комментарий; «Хлодвигу вовсе не был присвоен титул консула, на него только надели консульские знаки отличия, часто раздаваемые императорским двором при Византии. Настоящее консульство всегда вписывалось в Фасты и служило обозначением года. Имя Хлодвига в Фастах не упоминается». (См.: Cregoire de Tours. Histoire des Francs/ Trad. par Guizot. P., 1861 - 1862. Т. 1. N. 1. Р. 115). В том же духе комментирует это место и Р. Латуш (Т. 1. С. 131. Прим. 88).

72 Предхрамие, передняя часть храма.

73 Т. е. императором.

74 Скорее всего епископа Вера, о котором упоминается в кн. II, гл. 26 и в кн. X, гл. 31. Евстохий был епископом г. Анжера и умер после 511 г.

75 О прибытии в Тур короля Хлодвнга после победы над Аларихом упоминается и в кн. X. гл. 31.

76 Пс., 7, 16.

77 Харарих (конец V - начало VI в.) - один из вождей салических франков, владеющий частью территории в низовьях Рейна; где было его местопребывание, неизвестно. Историки относят завоевание Хлодвигом территории салических франков не к концу правления Хлодвига, как у Григория, а к первому периоду его завоеваний, а именно ко времени победы Хлодвига над Сиагрием. (См.: Fourttier С. Ор. cit. P. 66).

78 Тем самым Харарих лишался права королевского наследования.

79 Ср.: Лк., 23, 31. Цитируется Григорием не дословно.

80 Слово «лейды» (leudes) во франкских памятниках употребляется в двояком значении: в одних случаях - это просто люди, свободные франки, в других - королевские дружинники. Здесь употреблено в последнем значении.

81 Теперь церковь св. Женевьевы.

82 Квадратные скобки только в рукописях С2 и D. См. прим. 61.

83 Это неверно, так как Лициния рукоположили в епископы в 509 г. Также неверно подсчитан 112 год со дня смерти Мартина, который умер в 397 г. Если год смерти Хлодвига определять по одиннадцатому году епископского служения Лициния, то он приходится на 519 или 520 г., т. е. на десять лет позже 509 г. Если же считать, что Хлодвиг умер спустя 112 лет после смерти Мартина, как пишет Григорий, то годом смерти Хлодвига следует считать 509 г. Более вероятно первое указание Григория, т. е. что Хлодвиг умер на пятом году после битвы при Вуйе (507). Кроме того, необходимо принять в расчет и другое обстоятельство: исходя из того, что Теодоберт, сын Теодориха, умер в 547 или в 548 г., спустя 37 лет после смерти Хлодвига, а Хлотарь I умер в декабре 561 г.. на 51-м году своего правления (править он стал после смерти Хлодвига), то дату смерти Хлодвига можно определить как 511 г. н, по-видимому, после 28 октября. (См.; Tessier С. Ор. cit. Р. 78 et sq.).

 

 

 


скачать


Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати